Немножко о нежности.
Автор: irga
Беты (редакторы): AdaLu, ОзабоченнаЯя
Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Гарри Поттер (кроссовер)
Основные персонажи: Гарри Поттер, Фенрир Сивый (Грейбек).
Пэйринг или персонажи: Фенрир/Гарри
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Омегаверс
Предупреждения: OOC, Ченслэш
Размер: планируется Миди, написано 48 страниц
Кол-во частей: 15
Статус: в процессе
Описание: Однажды жарким летним утром Фенрир находит полудохлого котенка.

Фенрир был зол. Нет, не так: он был в ярости! Какая-то собака выдала местонахождение всей стаи! И все было бы хорошо, но тогда вся стая была слишком слаба. Прошедшее полнолуние сделало из матерых волков подобие только что родившихся щенков. И никто не мог что-либо сделать. Почти всех вырезали. Остаток стаи спас, как не странно, Люпин. И только за это Грейбек простил его. Ведь даже полному дураку понятно, что бета, находясь в ослабленном состоянии, рисковала жизнью, вытаскивая десять человек.
Но все это не уменьшало злости оборотня. Конечно, ведь из сотни спаслись лишь тринадцать! И ни одного ребенка или женщины. Ни одного. Именно это и выводило из себя Фенрира. Авроры бросились убивать детей и женщин. И только после этого занялись взрослыми мужчинами. И после этого оборотней называют Мордредовыми исчадьями?! Оборотни ни разу не убили ребенка! Ни разу. А сколько детей убили авроры?! Защитники правопорядка, что б их дементор сожрал...
И сейчас, идя по захудалому городишке, оборотень терзал себя мыслями о том, как отомстить им и восстановить хоть часть стаи. Что было почти невозможно в нынешних условиях. Это только глупые люди думают, что обратить можно любого. На самом же деле, у большинства иммунитет. Да и в предках должен быть хотя бы один оборотень. И таких нашлось лишь трое в стотысячном городе!
Проводив взглядом еще одну мамашу, которая в панике утаскивала свое дитя, с ужасом косясь на Фенрира, оборотень рывком встал со скамейки и направился вглубь маггловского парка. Лучшего места для раздумий было просто не найти. Если не учитывать огромное количество людей, шарахающихся в сторону от небритого сорокалетнего мужика с нечесаной гривой в одних подранных джинсах и таких же кроссовках. Ну, не виноват же Фенрир, что у него не нашлось приличной одежды!
Дорожка уже потеряла свой ухоженный вид, а оборотень потерял последнюю нить мыслей. Ему сейчас хотелось только одного - подраться и надраться. Ну или наоборот, сути не меняет.
Вдали раздалось слабое мяуканье. Раздраженно дернув плечом, Фенрир побрел по направлению звука. Примерно через пять минут ходьбы чуткий нос уловил сладковатый запах крови. Снова накатило раздражение. Слишком сильно ситуация напоминала ту, из которой он совсем недавно выбрался. Только в этот раз страдал не недавно обращенный мальчик, а... котенок? Ну да. Трое мальчишек бомжеватого вида яростно били палками уже несопротивляющийся пушистый комочек. Удавкой сдавила горло вернувшаяся ярость.
Мальчишки кинулись в разные стороны, испугавшись волчьего рыка и вида мужчины.
Котенок пошевелился, видимо пытаясь встать, но не смог даже приоткрыть глаз. Вздохнув, Фенрир подхватил комочек и направился к Люпину.
Его халупа на краю города и служила сейчас домом для оставшейся в живых части стаи.

Люпин уже почти уснул, когда входная дверь с громким треском распахнулась. Обеспокоенно приподняв голову, он посмотрел на вход в свою комнату. Она, кстати, была единственной не заполненной другими оборотнями. Объяснялось это просто: здесь спал Фенрир. А кто посмеет лезть к вожаку? Только дурак. Таковых не осталось. Не выжили.
Было желание плюнуть на все и уснуть наконец, но любопытство пересилило и, сдернув тонкое одеяло, Римус вышел встречать вожака. Увиденное немного напугало его, но большей частью позабавило. Самый страшный оборотень Великобритании стоял мокрый, как тряпка из ведра с водой, злой и при всем этом прижимал к груди что-то маленькое и черное. Не менее грязное и сырое. А еще испуганное.
- Люпин! - грозный рык вывел бету из задумчивости. Встрепенувшись, он кинулся к Фенриру и аккуратно забрал перепуганного котенка. Взрослый мужчина может позаботиться о себе сам. А вот раненый котенок – нет. Да еще и запах у него странный. Страх, непонимание, недоверие и неверие. Животное не может испытывать таких чувств. Для них нужно осознание и полное понимание ситуации. Это возможно только у людей…
- Грейбек, ты хоть знаешь, кого домой притащил? - Римус подозрительно уставился на вожака. Неужели тот действительно не заметил маленького анимага и думает, что принес обычного котенка? Хотя такое вполне возможно. Фенрир зол и многое не замечает. Скорее всего, он не подумал о том, что эти запахи принадлежат котенку.
- Не видишь? - вожак снова рычал, - Раненое животное. Лечи.
В конце – резкий приказ. Нельзя ослушаться. Но если не объяснить ситуации, то можно только навредить. Методы лечения между обычными животными и анимагами слишком разнятся.
- Фенрир, это не просто раненое животное. Это анимаг.
Тишина наступила слишком резко. Люпин опасливо покосился на оборотня. А тот стоял как мешком прибитый. Не каждый же день тебе сообщают, что спасенное тобой животное – человек? Так что бедного Грейбека можно было понять.
- Что? Ты не мог ошибиться?
- Нет. Его чувства…
- Потом. Лечи!
Люпин подавил тяжкий вздох. Легко сказать – лечи. А ведь котенку надо вернуть прежний вид. А это очень трудоемкое заклинание. Без поддержки Римус не справиться. Даже если хватит сил вернуть прежний облик, на лечение уже не останется сил. О чем тут же и сообщил Фенриру.
- Не получится. Нужна поддержка еще одного мага, - на вопросительный взгляд он со стоном ответил, - котенку надо придать прежний вид. Так будет легче диагностировать и лечить.
- И что делать? Какой маг подойдет?
- Искать ритуальный зал. Темный. Если учитывать это, то из магов подходят только Крэббы, Гойлы, Блеки… нет, их отметаем… Малфои, Долоховы, Лейстренджи… их тоже нельзя. Решать тебе.
- Гойлы. Они будут молчать обо всем. Мелкого можно аппарировать?
- Хорошо. Одну аппарацию переживет.
Фенрир задумчиво качнул головой.
- Собирай все, что нужно. Я пойду с тобой.
Люпин не собирался возражать. Быстро одевшись, он положил несколько зелий и подхватил котенка. На заднем дворе его уже ждал Грейбек. Быстро приблизившись к нему, Римус схватил оборотня за руку и аппарировал. Благо координаты были ему известны.
Сразу к поместью переместиться невозможно. Оно ограждено специальными чарами. Поэтому приходится идти через небольшую магическую деревушку. Министерские о ней не знали, иначе сразу бы уничтожили. Слишком много там темных магических существ. А они под запретом. Могут нанести вред нормальным магам.
Вот что всегда удивляло Люпина, так это то, что «нормальные маги» порой намного более страшные твари, чем те же темные народы. Но… об этом не принято говорить. И даже когда Пожиратели Смерти совершали особо жестокие нападения, во всех газетах было написано одно и то же: «…совершено ужасное нападение. Доблестные авроры нашли следы присутствия темных существ…» Ну не смешно ли? Особенно, если учитывать, что Волан-де-Морта поддержали только оборотни. И тех вынудили, пригрозив полным уничтожением.
Поместье было окружено плотной пеленой заклинаний и чар. Деревня тоже. Но заклинания на деревне разрешали проходить тем, кто знает именно об этом месте. А вот для входа в поместье требовалось личное и добровольное разрешение хозяев. Ну, или специальный пароль. Но и его мало кто знал. Люпин – нет. Поэтому придется ждать. Домовые эльфы порой бывают слишком медлительны. Тормозить, конечно, не хотелось, но тут уж ничего не изменишь. Римусу оставалось только поддерживать жизнь в маленьком котенке, передавая ему свои жизненные силы. Неприятно, но не более. Все восстановится через неделю. А такой небольшой срок можно и спокойно переждать.
Эльф и вправду оказался медлителен. О том, что у них гости, Гойлы узнали только через полчаса с того момента, как Грейбек их потребовал. Ааран был недоволен. Чем именно – непонятно. По его лицу вообще мало что было понятно.
- Не буду скрывать – не особо рад. Этикет блюсти тоже. Что надо?
Люпин не был удивлен. Человек с таким именем не мог быть особо воспитан. Удивительно, что он вообще впустил. Именно поэтому нужно рассказать все быстро и без лишних подробностей. А точнее – зачем им понадобился Гойл.
- Нам нужен ритуальный зал и твоя небольшая помощь.
Римус поморщился. Небольшая – это слабо сказано. Восстанавливаться после этой самой «небольшой помощи» придется не меньше трех дней. А это значит, что род окажется без самого сильного боевого мага. Но попробовать уговорить можно. Сейчас мирное время. Возможно, что Ааран согласиться рискнуть. Тем более, что дети во всех магических семьях – это святое. Слишком мало и слишком редко они рождаются. Особенно, если сравнить с тем же маггловским миром.
- Что именно нужно?
- Расколдовать спонтанно обратившегося ребенка-анимага и вылечить его.
Гойл ненадолго задумался. Метаний на тему «помочь, не помочь» не было. Просто нужно подготовить кое-что. И он будет свободен.
- Хорошо. Ритуальный зал знайте где.
Грейбек выдохнул. Возможность того, что Гойл откажет, все же была. А повторный аппарации котенок не выдержит.
Фенрир ненавидел большие здания. В них было слишком легко заблудиться. Не то что в лесу. Лестницы и повороты были на каждом шагу! И это просто бесило. Но как дойти до этого чертового зала, он знал. Был вынужден выучить! Этот путь был идентичен во всех мэнорах и поместьях. Ну, как и сам зал. Отличия только в том, светлый он или темный.
Это путь тоже не блистал разнообразием. Только был раздражающе долгим. Дом был недоволен тем, что гости шли к сердцу без сопровождения Хозяина и всячески мешал их продвижению. Не сильно, конечно, но путь удлинил. Двери были, естественно, закрыты. Ааран спустился вниз куда быстрее своих гостей. Двери при его приближении сразу же открылись.
Круглый зал. Конус вместо потолка – для большей концентрации силы. Камень по самому центру черного цвета. На полу синим прочерчены лей-линии. Все, как и в других залах. Различны только рисунки, причудливой вязью оплетающие стены – история рода. И Сила. Завораживающая. Черная. Даже не темная. Человеческие жертвоприношения.
- Укладывайте вашего кота на камень. Так меньше силы уйдет на сторону. Люпин, заклинание знаешь?
- А… Да.
Черный котенок был аккуратно уложен на алтарь. Несколько каменных нитей сразу оплели слабое тело. Чтобы не сорвался во время ритуала.
- Грейбек, лучше выйди. Я не совсем уверен в реакции Источника. Не навредит конечно, но рисковать не стоит.
Оборотень рыкнул и вышел. Двери захлопнулись.
- Люпин, я не про Фенрира говорил. Источник не так может среагировать на кота. К чему это приведет – сказать не могу. Даже предположить затрудняюсь. Поэтому, Великой Тьмой заклинаю, не делай ничего лишнего.
Оборотню осталось только кивнуть. А что еще он мог предпринять? Ни один Источник не навредит ребенку. Но может подшутить.
Ритуал не сложный. Не ритуал как таковой, скорее, очень сложное заклинание. Два катрена, руны кровью и все. Но вот то, что будет происходить дальше – контролировать невозможно. Магия сама решает.
Сперва невидимые линии начали оплетать тело котенка. Увеличиваясь и темнея, они полностью скрыли котенка и превратились в черный, пульсирующий кокон. Резкая вспышка света и звук падающего стекла.
На алтаре остался только кокон.
- Через неделю вернемся. Надеюсь, к тому времени лопнет.
- А?
- Кокон, Люпин, не тупи. Сил на тебя уже нет. Вроде умный мужик, а ведешь себя как непонятно что. Коконы иногда образовываются. Из-за чего это происходит – непонятно. Но у вашего котенка проснется наследие.

Ааран* - большая гора.

Глава 2.
- Кокон, Люпин, не тупи. Сил на тебя уже нет. Вроде умный мужик, а ведешь себя как непонятно что. Коконы иногда образовываются. Из-за чего это происходит – непонятно. Но у вашего котенка проснется наследие.
Люпин ошалело помотал головой. Он не раз и не два читал про такие случаи. Но это возможно только в темных родах. А там детей берегут и хранят. Так как же этот ребенок оказался совсем один на улице? Сирота? Да быть того не может! Если бы его родители умерли, ближайшие родственники взяли бы его на воспитание. То, что у мальчика просто не может быть родни, не верилось. Вся аристократия магической Англии, так или иначе, связана родственными узами. А через приезжих с материка еще и с другими родами, из других стран. Так или иначе, ребенок бы был в семье. Но… Он не был.
- Римус, ты здесь спать собрался?- голос Аарана резко вырвал оборотня из раздумий. - В этом нет смысла. Кокон от твоего присутствия быстрее развиваться не станет.
- Ты можешь все нормально объяснить?
Гойл усмехнулся.
- Могу, конечно. Но мне не хочется повторяться несколько раз. Расскажу. И тебе, и Фенриру, и семье. Надо же чтобы они знали, что в доме происходит.
Фенрир ждал их около лестницы. На его вопросительный взгляд Люпин кивком указал на Аарана. Грейбек еле сдержал рык. Но беспрекословно последовал за магами. По дороге Гойл вызвал домовика и через него передал семье просьбу собраться в изумрудной гостиной. Через десять минут они уже были там.
Комната полностью оправдывала свое название. Казалось, что все, что возможно было сделать из изумруда, и было из него сделано. И все, что невозможно – тоже. Полностью изумрудный столик, ножки кушеток, рамы картин, облицовка, даже стекла – и те изумрудные. И это не было аляповато или вычурно. Комната смотрелась как дорогая шкатулка.
- Присаживайтесь. Сейчас дождемся семьи, и я все расскажу.
Через минуту в гостиную вошла жена Аарана – Аделаида. Не сказать, что красивая женщина, но она была роскошна. По-другому просто не скажешь. За ней вошел довольно крупный мальчик девяти лет на вид, но, как знал Грейбек, ему было всего семь. Устроившись в кресле-качалке, она перевела взгляд на мужа.
- Я надеюсь, что дело действительно важное.
Ни грамма презрения, ни тени улыбки. Действительно – айсберг.
- Кокон. Источник снова создал кокон.
- Что? - маска на лице женщины дрогнула. - Несколько лет никакой реакции на обряды и - кокон?
- Я не знаю почему источник отреагировал на котенка-анимага таким образом.
- Ааран, ты можешь мне все нормально объяснить? Не урывками?
- Я и Люпин применили заклинание, возвращающее анимагам их прежний вид. Чтобы уменьшить расход силы, я расположил анимага на алтаре. После заклинания начал образовываться кокон. Это значит, что во-первых, ребенок – наш ближайший родственник, возможно, даже мой племянник. Во-вторых, он несет активное наследие. Он несет темное наследие и является квартероном. Человеческой крови в нем четверть, - на несколько секунд он замолчал. - Но этого быть не может! Моя сестра пропала, когда была совсем маленькая. Гобелен показывал, что она мертва!
- Проверь, милый. Хуже не будет.
Ааран быстро соскочил с кресла и скрылся за дверью. Аделаида никак не показала своего отношения к произошедшему. А вот маленький Грегори начал крутиться, пытаясь обратить внимание матери на себя. Прямо вопрос не задать, а вот если спросят тебя… То почему бы нет? Но мать оставалась безучастной к его любопытству. А ведь интересно! Просто до ужаса интересно! Сын сестры отца – двоюродный брат. Значит, у него есть брат? Или нет? Если эта сестра умерла в детстве, то как у нее может быть ребенок? Но источник реагирует как на родственника. Одни непонятки. Какие все-таки взрослые нелогичные!
Люпин откинулся на спинку не самого удобного кресла и задумался. Котенок явно чистокровен. Кто же мог просто так бросить своего ребенка? И как так могло оказаться, что у умершей сестры есть ребенок? Ну, предположим, сестра не умерла, а ее скрыли (Римус знал не меньше десятка зелий, заклинаний и артефактов, способных на такое). Но через два года происходит полное отсечение и источник перестает реагировать на нее и ее детей. Но есть реакция на ребенка. Да быть такого не может! Еще есть возможность того, что она перестала осознавать себя Гойлом, и гобелен посчитал ее мертвой. В таком случае источник «ждет», когда вернется «потеряшка».
Дверь с треском распахнулась и в проход ввалился Ааран. Ошалевшие глаза, всклоченные волосы и дырка в мантии. Видимо, настолько торопился, что перестал замечать что-либо на своем пути. И гвоздь тоже не заметил.
- Милый? - Аделаида сразу скинула маску айсберга и подскочила к мужу, хватая его за локоть и ведя к дивану. - Что случилось? Твоя сестра жива?
- Рядом с моим есть еще один листик с датой рождения и смерти. Но нет имени! - Ааран попытался вскочить, но его придавила к диванчику жена. - А от сестры еще один листик! Тоже безымянный, только с датой рождения!
Грейбек фыркнул. Спас котенка, а нашел второго наследника, одного из самых богатых родов. А то что котенок – второй наследник, говорило все. Его принял гобелен и в нем пробуждается наследие. Только один вопрос – какое наследие? Если старому оборотню не изменяет память в Гойлах три наследия – огненные огры, кицуне и джины. И все активные! Что именно может вылезти наружу? Да еще есть возможность того, что проснутся все наследия разом. Тогда процесс преобразования может занять не меньше месяца. Если не все два.
- Люпин, Грейбек, вас до комнат проводит домовик.
Резкий голос Аарана говорил, что сейчас лучше не протестовать.
_*__*_
- Аделаида, что делать? - бесцветно задал вопрос Ааран. И сразу же увернулся от подзатыльника. - За что?!
- Ты дурак? - женщина фыркнула. - Понятно что! Воспитывать как второго наследника. Мы не вечные, а Грегори не справится со всем тем, что ты накопил. Нет, милый, не делить семейное наследство на двоих, а именно, что разделить по отраслям на двоих. Ты бы без моей помощи не потянул все то, чем управляешь. Один наш мальчик точно не потянет. А сейчас не нужно будет заморачиваться и искать верную нашей семье невесту мальчику. Он сам найдет.
- Да, ты права. А что делать с Римусом и Фенриром?
- Крестные. Магии безразличен пол крестных. А они в тандеме воплощают ум, силу и гибкость. Такие защитники будут в самый раз для твоего племянника.
- Мам, пап, - задумчивый голос сына оторвал их от разговора, - у меня теперь есть братик, да?
- Да, сынок, - Аделаида с нежностью погладила Грегори по голове. - У тебя теперь есть братик.
_*__*_
Темнота окутывала со всех сторон. Она сжимала и пугала. Но больше ничего не делала. Постепенно пришло спокойствие. Ничего плохого не происходит. Просто сейчас темно и очень-очень хорошо. Никто не причиняет боли. Все хорошо.
Неожиданно темнота сжалась сильнее и как будто потянула во все стороны. Стало больно. Очень-очень больно! Темнота больше не казалась мягкой и согревающей. Она превратилась в ледяные иглы. Они проникали внутрь, и, цепляясь за что-то, вытягивали это что-то наверх. И это приносило ужасные муки!
А еще было постоянное ощущение взгляда. Будто кто-то смотрел и оценивал – достоин или не достоин жить? Хотелось скрыться от этого взгляда, исчезнуть и раствориться, лишь бы не смотрели.
Но в то же время хотелось показать взгляду, что достоин, что имею право жить! И эти два желания разрывали, заставляли дрожать от страха и ужаса.
Почему? Почему? Почему? Почему ты? Билось где-то внутри. И именно это биение и заставило развернуться и показать все, что там внутри есть.
Достоин.
Глава 3.

Грегори оглянулся и скользнул вниз по лестнице. Ему очень хотелось посмотреть на нового братика. Всю жизнь он так мечтал защищать кого-нибудь маленького и хрупкого! И сейчас очень-очень надеялся, что новый братик, хоть и его ровесник, но будет мельче и ниже. Тем более, что защищать маленького братика куда как приятнее, чем этого задиру – Малфоя.
Двери в ритуальный зал послушно открылись перед маленьким наследником, а стенки кокона стали постепенно светлеть. Источник любил маленького хозяина и не собирался отказывать в неозвученной и несформированной просьбе. Если хозяин хочет маленького и хрупкого – будет ему маленький и хрупкий. А еще будут восемь хвостов, лисьи ушки и характер маленькой козявки, но козявки преданной лишь некоторым людям.
Грегори зажег несколько светильников и подошел к пульсирующему кокону. Прозрачные стенки не скрыли от него только формирующееся тело. Пальчики еще не до конца разделились, глаза и нос не были отчетливо выражены, хвосты были лысы и коротки, они даже не были покрыты кожей полностью, сама фигурка была сгорблена и очень мала. Но Гойлу-младшему не было противно смотреть на недоразвитого братика. Ему было интересно, каким он станет после.
Неожиданно фигурка дрогнула и попыталась выпрямиться. Но после скорчилась вновь. Видимо было больно. Грегори кинулся вперед и прижался ладонями к странной кожистой пленке, что мешала приблизиться ему к братику. Тонкие ручки существа в коконе потянулись вперед и коснулись стенки там же, где и руки Грегори. Но пленка была слишком плотной и не давала им даже почувствовать прикосновения. Хрупкая фигурка снова дернулась и попыталась приникнуть к стенке телом, но у нее ничего не получилось. Гойл-младший толкнул стену, но она даже не шелохнулась. Вздохнув, он отошел, и только у двери оглянувшись, тихо прошептал: «Скоро, братик, ты будешь рядом».
_*__*_
Хрупкая фигурка проводила «взглядом» брата и «вздохнула»*. Он не помнил прошлой жизни, но Тьма рассказала, про ту, что ждет его после. А еще сказала, что память вернется через несколько недель. Когда он привыкнет. А еще – про знания. Точнее, она показывала знания. Разные-разные. Только он не все понимал. Точнее – ничего не понимал, но все-все запоминал.
А однажды Тьма сказала, что сегодня придет кое-кто, кто его очень любит и ценит. Он не совсем понял что это, но когда кто-то появился в поле его «зрения», он сразу захотел быть рядом. Не смог! Тьма не пускала и говорила, что он не выживет за пределами кокона. А он все равно так хотел оказаться рядом с ним. Но тело не слушалось, оно мешало, оно не давало прижаться, оно слишком слабо…
А когда кто-то ушел, стало пусто и холодно. Так одиноко!
_*__*_
Фенрир уже неделю жил у Гойлов. Не то чтобы здесь было плохо или не кормили, но присутствовать на трапезах было просто невозможно! Порции на пичужку и никакого мяса! Нормально есть приходилось на кухне. Особых проблем в этом не было и компанию ему обычно составляли Ааран и Римус. Смешно, хозяин дома питается на кухне, потому что его жена – вегетарианка. Кому скажешь – засмеют. Но Фенрир молчал. Не хотелось бы вылететь из дома из-за желания хорошо посмеяться. Обидно как-то.
По словам того же Аарана, кокон должен будет лопнуть в течение следующей недели. Задерживаться здесь не хотелось, но его уже назначили крестным второго наследника. А от такого не отказываются. Все предварительные ритуалы были проведены и магия ни разу не возмутилась.
Его комната находилась в противоположенной от комнат хозяев стороне поместья. Фенриру было безразлично где. Кровать есть, кровать удобная – нормально. Крыша не протекает – все хорошо. Комната теплая и ветер внутрь проникает, только если открыть окна – все отлично. Сейчас было все отлично. Так что возникать повода не было. А так хотелось хорошо подраться! Так хотелось! Полнолуние скоро, вот его и колбасило. По прикидкам Грейбека – через три-два дня. Как раз во время того срока, когда должен появиться на свет его крестник. Грррр…
_*__*_
Аделаида на секунду оторвала взгляд от пелены дождя за окном и присмотрелась к сыну. Что-то поменялось в нем. Он стал стремиться к знаниям, больше времени уделять тренировкам и постоянно расспрашивал о брате. А что могла рассказать Аделаида? Он сама ничего не знала. И уверенность Грегори именно в брате, а не сестре поражала ее. Никто не может сказать пол ребенка в коконе. Да и по словам Фенрира, он не удосужился посмотреть пол котенка. Так что может появиться и девочка. А это будет такое разочарование для ее малыша! Он постоянно говорит о братике. Но что-то подсказывало леди Гойл молчать об этом и не пытаться вразумить сына. А своему чутью она верила. Поэтому и молчала.
А если появится девочка, сына можно будет успокоить и объяснить, что сестра ничуть не хуже брата. А может даже и лучше! Ведь сестру намного приятнее защищать! Но это будет потом. А пока нужно чуть-чуть изменить планировку поместья. Всего лишь сделать еще одну дверь и увеличить комнату.
Если дом стоит на магическом источнике, то сделать это труда не составит. Магия пропитывает здание и постепенно оживляет его. Чем древнее дом, тем он «живее». От древности рода тоже многое зависит. Чтобы создать источник, необходимо окропить магический камень-алтарь кровью каждого члена семьи. И чем больше магии в крови, тем сильнее будет источник и защитник. Правда, это можно возместить и человеческими жертвоприношениями, но тогда магию придется обновлять каждое поколение, а это так муторно… Легче подкопить магию в роду и сразу же заложить большой заряд, закрепив его жертвой. Проще и практичнее. А то каждые сто лет вырезать один светлый род под корень… Проблематично, скажем так. Могут заметить. А этого не нужно.**
Вздохнув, женщина поправила одеяло на сыне и тихо выскользнула из комнаты. В доме спали все. Зелье не ошибается. А ее ждут поверенный и кое-какие ритуалы. Необходимо забрать книги по черной магии и магии крови. Да и второго наследника, скорее всего, придется учить всему, начиная с говорить, читать и писать. Он не будет ничего помнить. Да и по словам Аарана, он ровесник Грегори. Просто так в котят не превращаются и не бегают. Значит, на то была веская причина. Выводы напрашиваются сами.
Аделаида с достоинством вышла из камина. На ее плечах не было ни пушинки пепла. Это только Уизли не чистят свои камины и ходят вечно грязные. А она – представительница великого рода и не имеет права так по-глупому его позорить.
- Господин Грехом, - Леди Гойл еле заметно склонила перед гоблином голову. Они не требуют поклонов. О нет. Гоблины – эмпаты и, если ты его уважаешь, они это узнают. Внешнее проявление совсем не обязательно. В их обществе это даже оскорбительно. Твой собеседник усомнился в том, что у тебя есть этот дар? Дуэль! Если переводить на человеческий, то это то же самое, что обращаться с совершенно здоровым человеком как с калекой. Неприятно, обидно и оскорбительно.
- Леди Аделаида, - гоблин повторил ее кивок. - Есть какие-то нарекания по поводу расхода денег?
- Нет. Я по совершенно другому вопросу. Видите ли, появился второй наследник, и я хотела бы разделить бизнес по отраслям.
- Вы хотите сказать, что будете делить весь род?
- Нет, что вы, - Аделаида чуть улыбнулась. - Разделить хотелось бы именно бизнес. Грегори не справится со всем в одиночку, и кое-что вызывает у него сильное затруднение. Я бы хотела выделить магическое ювелирное производство, производство магического фарфора на заказ, производство изделий из магических пород дерева и производство волшебных палочек под надзор второго наследника. Грегори же остаются все шахты, лесопилки, зверинцы, оранжереи и рыболовная отрасль. Это ведь возможно?
- Леди, это несложно, но как они будут взаимодействовать? Грегори будет продавать брату ингредиенты?
- Нет. Цельные предприятия с двумя директорами.
- Хорошо, Леди Аделаида, это сделать несложно. Как зовут второго наследника?
- Габриэль Кадмус Гойл. И оставьте строку неполной. Возможно, имя увеличится.
- Хорошо, Леди.
Аделаида кивнула на прощание.
_*__*_
Дом невольно дрогнул. Двое наследников намного лучше одного. Для Черного дома – тем более. Они вдвоем принесут больше силы, чем один. А значит, дом будет расти. И сила его тоже будет расти.
_*__*_
Аделаида довольным взглядом окинула ритуальный зал. 84 свечи были в идеальном порядке расставлены по всем лучам пентаграммы. Все руны Крови нашли свой круг. По центру зала парил уже полностью прозрачный кокон. Не хватает только самой малости – жертв. Не нужны даже заклинания. Такие ритуалы не нуждаются в заклинаниях. Активация всегда одна. И если ты не подготовлен, то тебе лучше активировать на расстоянии. Откат будет не так силен. А активатор тоже всегда один. Невинная душа. Или попросту – ребенок. Ребенка она убивать бы не хотела, именно поэтому в специальном футляре из чистого серебра* была его кровь, а трое светлых магов уже никогда не очнутся. Ну не убивать же ей ни в чем не повинного младенца?
Если ритуал пройдет верно – маленький Габриэль станет сильнейшим магом Крови, Плоти, Камня и Металла. Два запретных дара, носители, которых безжалостно вырезаются, даже если они дети. И два забытых дара, носители которых уже вырезаны. Сами они в мир вернуться не могут, а магия не терпит неравенства.
Была проблема с сокрытием, но Аделаида была уверена, что маленький подчинит свой дар. Та сила, что проснется в нем, будет почти безгранична. Но если ее контролировать… Ни отблеска не будет в ауре и шаре силы*. Да и амулеты никто не отменял. Дорого, конечно, но она уже любила своего племянника. И ради него была готова потратить любые деньги.
Прочный щит отгородил ее от большей части ритуального зала. Он не особо поможет от магического воздействия – от него не спасет ничего. Даже расстояние. Но сильно затормозит или даже остановит физическое. Мало ли. Может плиты полетят.
Магия женщины подтащила тела светлых магов к звезде* и вскрыла их сонные артерии. Не так уж и сильно маги от магглов отличаются.
Кровь странной ровной линией потянулась к рунам и кокону. Плавно очерчиваю каждую, она по спирали подбиралась к центру. Плавно, завораживающе, она полностью покрыла собой кокон и начала впитываться. А кожистые стенки становились все тоньше и тоньше. Кровь впитывалась в маленькое тело, выпрямляла и преображала его. Сформировались, но не открылись глаза; нос перестал быть двумя трещинами на худом лице; проявились губы. Тело покрывалось почти белой кожей, а хвосты опушились и покрылись мощным слоем меха, цвета самой Тьмы. Разделились тонкие пальчики, на них начали прорисовываться небольшие коготки. Но это было только то, что видно глазу. Что происходило внутри – сложно сказать. Ведь это в детском теле рос только что рожденный малыш.
Аделаида почти не дышала, заворожено глядя на происходящее таинство. А иначе происходящее назвать было просто невозможно! Не каждый день на твоих глазах рождается полубог, полулегенда – кицунэ. Восьмихвостый!
Еще в детстве Аделаида читала об этих созданиях. Ее поражала их сила. Всего лишь двухвостый мог заставить танцевать гору!
И сейчас при мысли, что же может сотворить Габриэль, ее бросало в дрожь. Он принес небывалую силу в род. А какая защита теперь будет! Каждый представитель рода обязан наложить самое сильное защитное заклинание на поместье, какое может. А малыш может многое!
Магия закончила формировать тело. В росте малыш был совсем небольшим. Да и не вырастет он больше 5 футов и 3 дюймов*.
Пришло время ауры. Источник дрогнул. Он был не способен создать существо такой силы. Но есть тот, что сможет. Более темный, более древний. Забытый всеми! Он способен! И он поможет. Иначе о нем уже не вспомнят. Иначе он потухнет.
Источник заискрил. Призвать будет тяжело. Очень. Много силы уйдет.
Алтарь вспыхнул. Аделаида закрылась еще одним щитом. Внутри рождалась паника. Неужели не получилось? Что она сделала не так? Взгляд скользнул по рунам, пентаграмме, свечам. Все же верно! Почему алтарь реагирует так?! А если? Если ему не хватает силы?...
Источник дрогнул. Ответ пришел. Помогут. За плату. Они сольются. И существо будет носить и ту фамилию, которой принадлежит древний источник.
Аделаида закричала. Их источник! Их алтарь! Его поглощал более древний. Давил своей силой и впитывал. Ужас, первобытный ужас заструился в крови. Вот в чем опасность ритуала. Если не хватит силы источника, он призовет другой, более мощный. Ааран будет в ярости. Женщина всхлипнула и прикрыла глаза.
Древний источник приглядывался к тому, что хотел создать его более молодой собрат. Не то, что бы выходило плохо, просто у него катастрофически не хватало силы. Сейчас, когда есть зачаток, древний сможет закончить работу. А вот если бы на него одного повесили весь ритуал… Он бы не протянул один. Ну что ж. Самое сложное – каркас, - был уже сделан. Оставалось только заложить силу в него. Вот в чем вся проблема. Дары, что будут закреплены в малыше, в роду были, но они были не той силы.
Аделаида приоткрыла глаз. В зале была идеальная тишина и чистота. Только посередине зала лежало тело восьмихвостого кицунэ.

Чистое серебро – серебро, без каких либо примесей, в том числе и магических.
Шар силы – магический артефакт, способных указывать дары того, кто его коснется.
Пентаграмма – правильная пятиугольная звезда.
5 футов и 3 дюйма = 160 см.
*Гарри не может видеть и дышать. В какой-то степени он проходит полное развитие младенца, просто намного быстрее. Зрение и легкие у него не сформированы полностью. Да и остальные органы тоже в процессе развития.
** Гойлы – не просто Темный род. Они род, принадлежащий самой Тьме. Человеческое жертвоприношение для них – норма. И ничего страшного они в этом не видят.

Глава 4.

Ааран соскочил с кровати и аппарировал к ритуальному залу. Дом «орал» и вибрировал от боли. Что-то вторгалось и изменяло его. Что-то большое и мощное. Древнее. Злое. Стремившееся подчинить, втянуть в себя. Лишающее воли. Гойл-старший закричал. Дом отторгал не только другую силу, но и его. Он буквально вышвыривал чужое плетение магии из своей ауры. Но чужая мощь давила, принуждала, она плела что-то свое.
Двери в ритуальный зал дрожали, лопались и менялись. Они почти не сдерживали, то что рвалось к самому дому, к его сердцу. Ааран в который раз порадовался, что сердце еще его прадед перенес в противоположное крыло. Значит, еще есть возможность его защитить. Попытка переместиться к западному крылу ничего не дала. Как будто что-то не пускает.
Ааран снова смотрит на двери и со стоном опускается на колени. Он проиграл битву за дом. Знаки Аколмистли испещрили стремительно темнеющие врата. Это больше не был вход в главный ритуальный зал дома. Теперь это вход в Миктлан. В царство мертвых.
_*__*_
Аделаида приоткрыла глаз и, вскочив, подбежала к маленькому Габриэлю. Тот лежал, свернувшись в позу эмбриона, и мелко вздрагивал от холода. Стащив с себя верхнюю кофту, женщина закутала ребенка в мягкий бархат и подняла с пола совсем легкое тело. Над ухом раздался смешок.
- Странные вы существа. Что люди, что маги.
Женщина резко развернулась, сильнее прижав мальчика к себе. За ее спиной стоял очень высокий мужчина. Футов 9. Из одежды была только повязка на бедрах, перья в длинных волосах и тонна краски на теле. И Сила. Страшная. Темная. Голодная. Аделаида сглотнула и прикрыла хвосты Габи.
- Не бойся, - мужчина расхохотался. Его голос камнепадом прокатился по залу. - Я не трону твоего мальчика. Все же мое творение. Дай мне хоть посмотреть, что же получилось со внешностью. В алтаре видны только ауры.
И протянул руки. Ведьма задрожала. На мгновенье сильнее сжала руки, а после все же отдала ему сверток. Большие руки бога аккуратно подхватили лиса-перевертыша. Большим пальцем он отогнул лацкан кофты с лица мальчика, а после и вовсе раздел того. Довольная ухмылка исказила губы Аколмистли.
_*__*_
Бог со все больше нарастающим самодовольством рассматривал свое творение. Видя лишь магию, он смог создать существо, красота которого будет покорять и прогибать под себя весь мир. А сила… Сила будет лишать воли, стержня. Она заставит гнуть спины самых высокомерных и приносить в жертву родных детей. Аколмистли расхохотался. Он отомстит! Он наконец-то отомстит!
_*__*_
Аделаида подхватила на руки Габриэля и со вздохом облегчения проследила за тем, как в алтаре исчезает бог Миктлана. Взгляд скользнул по залу, и женщина вновь дрогнула. Черные стены и пол были испещрены кроваво-красными письменами ацтеков. Ритуальная комната стала входом в мир мертвых. Что же она натворила?!
Врата распахнулись сами. Уставшая женщина прислонилась к стене рядом и скатилась по ней на пол. Ребенок в ее руках все еще спал. Красные от лопнувших сосудов глаза бродили по комнате, ни на чем не останавливаясь. Паника и страх уже отошли. Остались только опустошенность и бессилие.
- Аделаида!
Ведьма вздрогнула и подняла взгляд на мужа. Тот не стал ничего говорить, просто подхватил ребенка на руки и направился к выходу. Женщина тяжело поднялась и, опираясь на стену, последовала за мужем. Они поругаются завтра, а пока нужно отдохнуть.
Не став заворачивать в сторону спальни сына, Ааран сразу направился в сторону их с Аделаидой комнаты. Ребенок будет спать с ними.
- Ааран, - его нагнал дрожащий голос жены. - Есть ритуал, позволяющий запереть даже бога в камне.
Маг только кивнул. Со всем он будет разбираться завтра. Сейчас он хочет спать.
_*__*_
Движение под боком настойчиво мешало спать, а тихое пыхтение и вовсе будило. Тихо рыкнув, Ааран подтащил мешающее тело поближе и придавил рукой к кровати. Чтоб не дергалось. Но чье-то тело не слушалось и продолжало дергаться. Гойл-старший разлепил левый глаз и уставился на возмутителя спокойствия. Черная макушка даже не задымилась в ответ на злой взгляд, а только продолжила дергаться. Спать резко расхотелось.
Ааран со стоном чуть откатился и вздернул чье-то тело чуть выше. Надо же рассмотреть помеху. Помехой оказался мальчик. Маленький. Но не сын. С подозрительными лисьими ушами и слишком яркими глазами. Правильными, даже в детском возрасте подавляюще красивыми чертами лица. Испуганного лица. Ааран вздохнул и попытался вспомнить, откуда в его кровати мог взяться данный ребенок. Некоторое время память упорно выдавала отрицательный ответ, а через минуту на мага накатили воспоминания. О Грейбеке, ритуале, коконе, племяннике, Аколмистле и кицунэ. Тяжкий стон самостоятельно сорвался с губ.
«Аделаида говорила что-то о том, что знает ритуал, с помощью которого можно запереть даже бога. Надеюсь, не обманула»
- Эй, не бойся, - мужчина опустил ребенка на постель и сел. - Я ничего тебе не сделаю. Правда.
Мальчик подозрительно уставился на него своими невероятными глазами.
- Да? - и сразу же продолжил. - А ты мне кто?
Ааран подавился вздохом. Столь интеллектуального вопроса от ребенка он никак не ожидал.
- Гхм, дядя. По маме.
- Ну ладно. А ты бить не будешь? И еду отбирать?
Гойл-старший в который раз впал в ступор. И только присмотревшись к ребенку, понял, что тот отчаянно боится, скрывая страх за наглостью.
- Не буду. Родственников принято любить, а не обижать.
- Дааа? - снова протянул ребенок. - Тогда почему тетя меня била?
- Тетя? - у Аарана дернулся глаз. Когда Аделаида могла его бить?
- Ну да. Тетя Петунья. Я у нее раньше жил.
Маг выдохнул. Не Аделаида. Только совершенно левая женщина, которая била его племянника.
- А что с тобой случилось? Мои друзья принесли тебя ко мне в виде котенка, - сразу же пояснил Ааран.
- Не помню точно, - ребенок нахмурился. - Кажется, дядя кричал, а брат смеялся. Потом боль, много-много боли и… и … Не помню.
Мужчина кивнул и аккуратно притянул мальчика к себе на колени, по пути стараясь закутать того в одеяло.
- Знаешь, теперь у тебя тоже будут дядя, тетя и брат. Только мы тебя любить будем. Понимаешь?
Мальчик поднял на него взгляд и осторожно мотнул головой, выпутывая прядь волос. Потом прикусил губу и прикрыл глаза, доверчиво откидываясь на грудь мужчины.
- А как Вас зовут?
- Ааран. И обращайся ко мне на «ты». Мой сын именно так и делает.
- Хорошо,… Ааран, - с небольшой заминкой произнес мальчик.
- Супруг мой, - в проеме бесшумно приоткрытой двери показалась Аделаида. - О! Вы оба уже проснулись. Я Аделаида. Твоя тетя.
Мальчик повернул голову к Аарану и тот кивнул. Маленький кицунэ тут же расслабился.
- А меня Гарри.
Аделаида красиво рассмеялась и вошла в комнату.
- Ох, малыш. Сейчас, и я надеюсь, в дальнейшем, ты - часть нашей семьи. Я догадываюсь, что свое имя тебе не совсем приятно, поэтому теперь тебя зовут Габриэль.
- Да? Габриэль, - малыш задумчиво произнес новое имя. С прошлым было связанно слишком много плохих воспоминаний. - А мне нравится.
И ответил солнечной улыбкой на улыбку Аделаиды. Женщина легко подошла к кровати и вытянула новоназванного Габриэля из теплого кокона одеяла и рук Аарана.
- Ты сейчас сполоснешься, а я в это время подыщу что-нибудь из одежды. Хорошо?
Мальчик не стал отвечать, он просто залез в огромную ванную, наполненную приятной коже водой и разноцветными мыльными пузырями. Детство.
В коридоре супругов ждал нетерпеливо подпрыгивающий сын. Вперив в родителей любопытные глазки, он протянул комок ткани, при ближайшем рассмотрении оказавшийся одеждой самого Грегори. Ааран облегченно выдохнул. Он боялся того, что сын не примет новоиспеченного брата. Хотя он ни разу его не видел, и, скорее всего, в мальчике просто играло здоровое любопытство. Но мальчикам не мешало бы познакомиться.
Гойл-старший приоткрыл дверь, впуская в комнату сына. Дальше они разберутся сами.
_*__*_
Грегори маленьким таранчиком ввалился в родительскую ванную. Не то, чтобы ему очень хотелось снести дверь, но она мешала пройти к братику. В комнате было душно и в воздухе летали воздушные пузырьки. Мальчик даже чуть обиделся. Ему отец уже как год не заколдовывает воду!
Отмахнувшись от очередного шарика, Грегори подошел к мини-бассейну ближе. В воде весело плескался очень маленький мальчик. Он иногда подпрыгивал, но вода не выливалась, а скатывалась по невидимой стенке обратно в бассейн. Впрочем, пузырькам перегородка разлетаться не мешала. Подойдя в плотную к покатой стенке, Грегори протянул руку и несмело коснулся нежной кожи.
Мальчик в воде вздрогнул и развернулся. Его глаза шокировано распахнулись и он прижался мокрым телом к Грегори.
«Братик…»


Аколмистли – бог подземного мира Миктлана. Ацтекская мифология.
9 футов – 3 метра.
Глава 5.

Бечено!
Габриэль всем телом прижался к брату. Он очень хорошо помнил, как тот приходил к нему. И что на его лице не было ни капли отвращения. А Тьма не раз показывала, как выглядит его образовывающееся тело. А братик ни на секунду не засомневался!
- Братик…- Габи щекой потерся о Грегори. - Ты же не оставишь меня? Да?
Гойл-младший немного ошалело кивнул и снова коснулся брата, погладив того между торчком стоящих ушек. Габриэль на это действие мурлыкнул. Мокрые хвосты взвились в воздух и стащили Грегори в ванную. Вскрикнув, тот принялся вырываться, но уже через минуту успокоился, стянул промокшие вещи и стал намыливать брату волосы.
_*__*_ Месяц спустя.
Фенрир с кислым видом направлялся в парадную столовую. Тьфу, обеденный зал! Ну, что такого, что он ест руками?! Не в … зале же этом! На кухне! Так нет, «крестный моего ребенка обязан быть образованным!»
Двери с еле слышным скрипом приоткрываются, и прямо на злого оборотня вываливается клубок из двух тел. Маленьких. Рык сдержать не удалось. Две удивленные мордашки уставились на него. Одна пухленькая, немного грубая – Грегори. Другая, наоборот, худая, щеки чуть впалые. Огромные глаза. Зеленые. И уши. Лисьи. Веко левого глаза непроизвольно дернулось. Раз, потом другой.
- Габриэль, Грегори!
Грозный крик Аделаиды спас Грейбека.
- Вы как себя ведете?! - женщина рассерженной фурией подлетела к маленькой живой кучке. - Вы ведь должны быть в зале! А вы здесь! Потрудитесь это объяснить!
Мальчики с виноватым видом слезли с оборотня, пару раз заехав тому по особо болезненным точкам. По глазам Габи Фенрир понял, что это была месть за то, что тот отказался показать мальчику свой второй облик.
- Мама!- слаженным хором начали оболтусы. - Мы не успели, а эльфы…
- Вот только не нужно в десятый раз повторять одно и то же! - Леди Гойл окинула обоих недовольным взглядом и перевела грозный взор на Фенрира. - А ты?! Ты же взрослый, кхм... человек?!
Грейбек тихонечко взвыл. Так начинается каждая лекция на тему «воспитание оборотня». Вот почему к Люпину она не лезет?!
- Ладно, сейчас не до этого. После завтрака придут учителя по этике и этикету. Для всех!
И эффектно взмахнул подолом платья, удалилась. Мальчики застонали и единым движением прижались к оборотню. Вся его злость сразу же прошла. Ну как можно злиться рядом с его крестником? Одного взгляда Габриэля достаточно, чтобы черствое сердце оборотня поплыло от нежности.
- А давай из поместья сбежим? - и милый-премилый взгляд, которому нельзя отказать.
- Нет. Учиться тоже нужно, - невероятным усилием все же выдавил оборотень.
Габи недовольно поджал губки, а после печально вздохнул и потянулся руками вверх. Фенрир послушно поднял мальчика и усадил его к себе на плечи. Грегори сразу же пристроился рядом.
В обеденном зале их уже ожидали. Не только Ааран, Аделаида и Римус, но и два совершенно незнакомых мага. Один невысокий, пухленький с приторной улыбкой. Габриэлю он сразу не понравился. Какой-то он был неправильный.
Второй, уже в возрасте, был… скуп. По-другому не скажешь.
- Мальчики, Фенрир, ваши учителя, - Аделаида привстала с кресла, а Ааран даже не оторвал взгляд от читаемой им книги, - мистер Свитнес и мистер Битер.
Слащавый улыбнулся и кивнул, скупой же не отреагировал вообще. Грейбеку все же удалось сдержать рык. Его перспектива заниматься не устраивала вообще. Он зверь вообще-то, а зверю ну совсем не обязательно уметь обращаться со всем тем количеством вилок и ложек. Подняв голову, Фенрир наткнулся на раздраженный взгляд Аделаиды и, покорно вздохнув, приземлился на место рядом с Люпином.
- Мальчики! - Свитнес вскочил со своего стула и, оббежав стол, оказался рядом с Грейбеком. - Ну кто так сидит?! Спинки нужно держать прямо! Прямо! Сладкий мой, - Фенрир глухо застонал и с глубокой печалью в глазах посмотрел на Аарана, - локти на столе не держат!
Тот ответил ему сочувствующим взглядом и приподнял книгу, давая прочесть название. «1000 и 1 способ удержаться в уравновешенном состоянии»
Габриэль затравленно посмотрел на нового учителя и с тихим вздохом сполз под стол. Там безопаснее и тише.
__________
Когда Габриэль впервые открыл глаза, ему было непривычно и больно. Он отвык смотреть на этот мир без кожистой перегородки. Ему было очень непривычно ходить и сидеть. За неделю его нахождения в недвижимом состоянии тело отвыкло и иногда руки и ноги странно покалывало. Самой трудной была первая неделя. Но с помощью братика он смог ходить нормально.
Но это были не единственные сложности. Когда Аделаида отправила его мыться, а Ааран заколдовал воду, Габриэль не мог перестать думать о брате. О его реакции, о том, что он ему скажет. Как вообще он воспримет Габриэля. Но Грегори все эти вопросы решил сам. Даже не догадываясь о них. Он пришел, он не отвернулся. Он просто был рядом.
Он помог ему привыкнуть к большой комнате, к мягкой кровати. Он первый рассмешил его. Он всегда успокаивал его, всегда приходил, когда у Габриэля случался ночной кошмар. Грегори показал свои тайные места в огромном доме, научил ориентироваться в нем. Грегори же и сказал ему, что, когда взрослые говорят очень громко, это вовсе не обозначает, что они злятся. Так они могут даже радоваться.
Однажды у Габи случился выброс магии. Тогда его сила разнесла всю комнату и часть несущей стены. Дом чуть не рухнул. Габи думал, что на него будут ругаться, что его накажут. Вместо этого мама, как попросила называть себя Аделаида, подарила ему очень красивый каменный цветок на цепочке. А папа Ааран в тайне от мамы научил первому заклинанию.
После было знакомство с крестными. Оба были оборотни, поэтому в день пробуждения Габи с ними не познакомили. Тогда было полнолуние. Один вечно неуверенный бета, а другой нагловатый альфа. Но Габи их полюбил.
Еще Габи очень нравился лес вокруг поместья. Древняя роща не была отгорожена ничем от сада и дома. Просто с определенных мест эльфы начинали заботиться о растениях. В сад ходить можно было в любой момент, а вот в лес только с крестными.
И только одна вещь огорчала Габи. Он не мог больше общаться с Тьмой. Он хотел, он чувствовал ее, но не мог. Просто что-то не пускало ее.
_*__*_
Тьма обеспокоенно рыскала по нитям магии. Она не могла найти своего мальчика. Ее творение! Ее сына. Что-то мешало. Скрывало и растворяло его. А что именно, Тьма не могла найти. Ей было очень плохо и больно. Нельзя считать Тьму просто силой. Она тоже может любить.
В одном месте нити странно натягивались и морщились. Как будто что-то пробудилось и пытается прорваться к нитям. Кто-то очень древний, но не для нее. Одно из ее творений, самый первый. Самый жестокий. Отверженный!
_*__*_
Аделаида в шоке наблюдала за тем, как ее племянник в полной тишине сполз под стол. А мистер Свитнес, ничего не замечая, продолжал поучать тихо звереющего Фенрира. Он раскритиковал все, начиная с положения пяток и заканчивая поворотом головы.
Гойл-старший же в почти полном спокойствии наблюдал за тем, как и Грегори скрывается под столом. У Аарана появилась стойкое впечатление, что Грейбек ну очень хочет присоединиться к мальчикам. Ну, или загрызть нового учителя. Все зависит от того, что скажет тот дальше. А мистер Свитнес продолжал заливаться:
- Сахарный мой! Не держат так голову уважающие себя мужчины! Ты же не волк какой-нибудь! И не зверь! Ты маг! Человек, в конце концов, - у Фенрира натурально полезли глаза на лоб. - Надо поднять подбородочек! И плечики рааспраавить! Ну, не нужно горбиться! И волосы нужно подстричь!
Пухлые пальцы потянулись за палочкой в кобуру кислотно-желтого цвета. Люпин не выдержал:
- Мистер, у Лорда Малфоя тоже длинные волосы, но его-то вы не стрижете.
Свитнес на несколько секунд завис. Видимо, попытался понять, что же ему сказали. После, с немного разочарованным вздохом, спрятал палочку и развернулся к другим своим ученикам. Да так и застыл с приоткрытым ртом. Учеников не было! То есть вообще.
- Они под столом, - услужливо подсказала Аделаида, про себя надрываясь от хохота. Не сказать, что ей нравился этот человек, он скорее раздражал благородную Леди. Зато какая тренировка самоконтроля и терпения! То, что и нужно всей их сумасшедшей семейке.
Мистер Свитнес задрал скатерть и заглянул под стол. Там сидели два ошарашенных мальчика и в испуге смотрели на него.
- Драгоценные мои! Бриллиантовые! - радостный вопль разнесся по столовой. Габриэль и Грегори с самыми несчастными мордашками, какие только могут быть, выбрались из-под стола. Отряхнув друг друга, они уселись на стулья и уставились овечьими глазами на икнувшего Свитнеса. Тот такого явно не ожидал.
________Два часа спустя.
Из столовой, нервно дергаясь, почти выполз Ааран, за ним с королевским достоинством выплыла Аделаида. Мальчики сбежали из камеры пыток, как они уже назвали обеденный зал, полчаса назад. Фенрир выпрыгнул из окна через 15 минут после начала занятия.
Мистер Свитнес, как ни странно, остался доволен.
Ввалившись в свой кабинет, Ааран, не стесняясь жены, вскрыл небольшой тайный сейф и вынул оттуда вино почти пятисотлетный выдержки. Так же, не стесняясь жены, он вскрыл драгоценную бутылку и тремя глотками осушил ее почти на половину. На полупустой желудок спирт подействовал очень быстро. Прикорнув на неудобной кушетке, он вызвал тихий смех Аделаиды.
Подойдя к мужу, она ласково погладила того и вынула бутылку из ослабевших пальцев. Осмотрев этикетку, она хмыкнула. 1475 год. И виноград редчайшего сорта - mortuus lilium*. И не менее редкое и дорогое вино, что из него делают. Да ее муж варвар! Такую редкость и огромными глотками?! Немного сумасшедший смех вырвался из ее горла.
_*__*_
Грегори с улыбкой наблюдал, как брат расчесывает всклоченные волосы. Не сказать, что они у него длинные – еле прикрывают шею, но длина не мешала им жутко путаться. Снова вскрикнув, Габриэль откинул расческу и чуть не плача развернулся к брату.
- Грег, помоги, а?
Гойл-младший тут же подошел, подхватил с пола отброшенную расческу и принялся ласково распутывать иногда попадающиеся клочки. Габи под его руками расслабился и откинулся на мягкую спинку кресла. Казалось, еще чуть-чуть и тот совсем замурлыкает. Как котенок. Или лисенок.
Неожиданно ушки младшего брата встали торчком и тот заинтересованно прислушался. А через минуту захихикал. Грегори вопросительно взглянул в глаза отражению Габриэля. Тот, отсмеявшись, сказал:
- Фенрир на нового учителя ругается. Так смешно!
Грегори только хмыкнул. Будь его воля, он бы этого учителя проклял. Он бы превратил его в никогда не кончающийся леденец!* В самый раз к его фамилии! Хотя, зная Фенрира, можно ожидать полномасштабную мстю. Тот на мелочи никогда не разменивается!

*mortuus lilium – мертвая лилия. Латынь.
*Sweetness – сладость. Игра слов.



От автора: глава переписана. Вроде стало лучше. Да, есть два сообщества, одно - Гарри Поттеру в принципе, другое - моему творчеству. Вот они: vk.com/club46873284 и vk.com/club57868631. Все вопросы можете задавать там. Иногда буду устраивать опросы.\

@темы: мои фанфики (слеш)