Люпин с любопытством наблюдал за носящимся по комнате Грейбеком. Тот был в ярости. Да и как не быть? Этот у…у…учитель! Этот учитель! Таких настырных людей Фенрир еще не видел. Это ж надо! А Ааран?! Этот даже не сказал, к чему готовиться! Все время обеда сидел, уткнувшись в перевернутую вверх ногами книгу и нагло ржал, наложив на себя Taceo*.
Невольный смешок сорвался с губ беты, когда альфа с разбегу и рычанием врезался в шкаф, а затем с тихим скулежом скатился на каменный пол. Ковер был убран во избежание неприятных последствий. По дереву пошла небольшая трещина, а Фенрир продолжил прыгать, превращая стружку от мебели в пыль. Reparo придется работать долго и упорно.
В очередной раз, врезавшись в стену, оборотень отошел в астрал. Римус со смехом поднял тело с помощью магии и устроил его на большой и мягкой кровати. Не привыкшему к мягкости телу придется очень сложно. Ничего! Зато пить перестанет.
Печальная улыбка легла на губы. Когда-то он так шалил совсем не один. Тряхнув головой, Люпин отогнал печальные воспоминания. Сейчас ему есть, как вернуть долги.
_*__*_
Маленький Габриэль с наслаждением откинул голову на спинку кресла. Все же его брат – самый лучший! Кто так еще может расчесать тот колтун, что образовался на его голове? Только Грег! Да и был у Габи только Грег… Ну, точнее, еще были мама, папа и крестные, но по-настоящему он доверял только брату.
______ Три года спустя.
Десятилетний Габриэль с удовольствием оглядывал свое отражение в зеркале. Волосам чуть не хватало длины до талии, буквально дюйма**! Зеленая с кружевами и оборками девчачья мантия идеально легла на стройное тело. По крайней мере, так сказал семейный портной. На недавнем совете семьи было решено представить его девочкой. Так будет легче объяснить его лисястость. Почему-то кицунэ были исключительно девушками. Да и выносить ребенка сейчас могли только девушки. А по словам отца выходило, что раньше – могли все. Именно поэтому в зеркале отражалась умопомрачительно красивая девочка с намеком на грудь. Как оказалось, наложить иллюзию на кицунэ невозможно. А вот надеть на мальчика лифчик и напихать туда ваты – вполне возможно! Обидно даже. Он вообще мальчик или кто?! Хорошее с утра настроение начало стремительно портиться. Хотя сегодня же будет его первый бал! Сегодня он и братик будут представлены светскому магическому обществу, как двойняшки. Это объяснение хорошо подходило под их ситуацию. У магических близнецов часто так бывает: один отличается магической силой и умом, при этом его здоровье оставляет желать лучшего, а вот второй сильнее физически, но не слишком красив и… туповат. Да и рождались младшие чаще всего сквибами. Габи хихикнул, их семье есть чем гордиться! У них магические двойняшки и оба не слабые маги!
В дверь раздался громкий стук, а после она сразу же открылась. В проеме показался крупный высокий мальчик с простоватыми чертами лица. Но то, что брат вообще-то слабее самого Габи, нисколько не мешало ему того любить. А то где ж еще найдешь такого?! Самые лучшие братья на дороге не валяются!
- Ты уже готов, да? - Грегори нервно улыбнулся и плюхнулся в ближайшее кресло. Габриэль весело улыбнулся ему в ответ и тряхнул головой, звеня тяжелыми подвесками на диадеме. Внешне он выглядел безмятежным, но внутри маленького лисенка все дрожало от паники, и он был очень рад, что любимый братик заглянул к нему. Скользнув пока босыми ногами по нагретому мраморному полу, Габи присел на ручку кресла и уткнулся Грегу в волосы.
- Я переживаю. Мама с папой пригласили даже министра магии. Как он может отреагировать на то, что я не человек? Всем известно, что одна из его советчиц - ярая ненавистница магических рас. А ведь я даже не полукровка! Магия выжгла во мне все лишнее, как она считала.
Грегори ласково погладил брата по руке.
- Все будет хорошо. Я слышал, что мама запросила охранников из Отдела Тайн. Сама знаешь, что их не победить даже Дамблдору. Да и сам министр знает, что у Гойлов родилась ты.
Габи возмущенно вспыхнул на женское обращение, но почти сразу успокоился. Его всю жизнь будут считать девочкой! Надо привыкать. Всю жизнь провести, откликаясь на женское имя и нося на себе горы ваты – не лучшая участь. Но все равно намного более приятная, чем попасть в лабораторию на разделочный стол. Многим бы захотелось понять, как же так: кицунэ – мальчик! Но Габи был уверен, что однажды тайна его семьи раскроется.
_*__*_
Тьма в ужасе следила за развитием событий. Она ничего не могла изменить! Но будь ее воля – она бы в этот раз уничтожила Аколмистли. Он посмел менять ее творение, ее дитя, его брата! Но она ничего не могла сделать. Прорвавшись сквозь установленные сыном щиты, Тьма потеряла силы. И пройдет еще не менее года, прежде чем она восстановится достаточно, чтобы сражаться и победить Отверженного.
_*__*_

Огромное по своему размаху здание привлекало гостей не только своим внешним видом, но и тем, что происходило внутри. Тысячи огней зажигались, казалось, на каждой веточке даже самого маленького кустика. Кружевные, почти эфемерные бабочки невесомыми попутчиками сопровождали каждого гостя. Из невидимых фонтанов, стекая по их хрустальным стенкам, сбегали капли раскаленной лавы. Подойти к ним без защиты было просто невозможно. Но гости были магами, и для них это было несложно.
Иногда из фонтанов вырывались снопы искр и складывались в сияющие фигуры фениксов, необыкновенных зверей и драконов. Пролетая над вновь пришедшими, они оставляли небольшие веточки омелы, заставляя тех обмениваться и дарить друг другу шутливые поцелуи. Гости смеялись, ничуть не огорчаясь от такой забавы.
На гигантских мраморных стеблях расцветали забавные бутоны, выпуская из своих недр скопления маленьких феечек. Те же, смеясь и искрясь, разлетались по всему саду, разбрасывая в воздухе светящийся разноцветный дым, выходя из которого, гости с возмущением могли обнаружить пару лишних рук, несколько забавных рожек, а может, и миленький поросячий хвостик. Впрочем, последнее случалось в основном с дамами, платья которых приоткрывали, ну, не всегда приятные глазу полушария. Хотя и для них был плюс. Кожа вокруг маленьких хвостиков стремительно молодела.
Наряженные в скрывающие их тела костюмы домовые эльфы разносили напитки с не всегда безобидным содержимым. И это не всегда безобидное содержимое отнюдь не являлось спиртным. О, нет! Гости не могли захмелеть, даже выпив все запасы этих напитков. Скорее, они - гости, - менялись. Чопорная леди, одетая в траурных оттенков платье, застегнутое на все мелкие петельки, могла подзабыть отрывок своей жизни и вообразить себя молоденькой девушкой на приеме в честь своей помолвки. К счастью, действие сиих напитков продолжалось не более 15 минут, и после чопорной леди приходилось порой годами возвращать себе прежнее отношение окружающих. Но про этот милый факт все предпочитали забывать. Причина приема позволяла и не такое.
А причиной было представление наследников. Малолетних милых шалопаев. По традиции, все шутки на празднике в честь себя любимых придумывали они. А родители были обязаны исполнять.
_*__*_
Габриэль с затеянной надеждой наблюдал за своим вторым наставником. Ведь зелье, стирающее часть памяти, маленький кицунэ придумал специально для него! Так хотелось посмотреть, каким тот был в молодости. Сейчас-то мистер Битер был старым и вредным. По меркам самого Габи. А каким тот мог быть еще, если заставлял переводить всю историю с современного английского на латынь, а с латыни на староанглийский просто за то, что в чае нашел зелье веснушек? Ну, походил бы с месяц с рыжими пятнами по всему лицу размером с сикль? Проблема что ли? Да и заклинание, снимающее эффект зелья, было очень просто. Всего лишь Ut non sit mihi*. Сложно, что ли? Уууууу, прям обида.
- Грег, он же выпил, да? Ну скажи, что выпил, а то обижусь!
Стоящий рядом Грегори с тихим вздохом снова глянул на наставника и решил промолчать. Но тычок под ребра вынудил все же открыть рот:
- Тогда я промолчу.
Габи огорченно вздохнул и отвернулся от окна. Ну почему наставник всегда все помнит?! Кицунэ вот лично не понимал, как так можно запомнить полторы тысячи стаканов, в которых зелья? Тем более, что все бокалы почти идентичны.
- Нам скоро выходить, сестренка. Так, что возьми себя в руки и наведи на лице приветливую улыбку.
- Легко тебе говорить, - с легким ворчанием ответила почти девочка. - Не тебе всю жизнь платья и лифчики с ватой носить.
- Не огорчайся, - Грегори ласково погладил Габриэль по голове. - Я же всегда-всегда буду рядом.
Мальчик-девочка с готовностью откинулся на грудь брата и выдохнул. Сколько бы он не жил, он вряд ли сможет научиться доверять кому-то больше, чем Грегори. Даже Тьме. Она тоже обещала всегда быть рядом, всегда отзываться. Он ее зовет-зовет, а она молчит. Не выполнила своего первого же обещания. И как ей после этого верить? А Грег всегда обещания исполняет. Габи год назад потребовал cor mortuis**. Так братик весь лес облазил, но нашел! А она?... Эх.
- Мальчики, идемте.
Заглянувшая в комнату Аделаида даже умилилась. Ее мальчики так дружны! Женщина надеялась, что так будет всегда.
Спуск с третьего этажа не занял даже минуты. Когда дом этого хотел, расстояния в нем были очень коротки.
Гости встретили маленьких наследников настороженными взглядами. У Габриэля было желание спрятаться за спиной брата и не выходить оттуда все время приема. Для них, детей, это всего час. А вот взрослые будут гулять после их ухода еще до рассвета.
За спинами детей встал Ааран и, положив руки на их плечи, начал вещать. Уже после минуты Грегори перестал слушать, что говорит отец. Все было по тем же традициям, что и шутки. Успехи, что могут, что не могут, что хотят, на кого собираются учиться. И все, естественно, полуправда. Не расскажешь же, что твой сын – практикующий некромант, а дочь уже делает артефакты из мертвых или не совсем таковых частей тела? И что та же дочь готовит зелья, изобретенные самим Мордредом? Или, что сын – оживляет призрачных големов и уже проводил насильственное изъятие души? Нет, конечно. Хотя раньше об этом не молчали.
Когда речь длиной в полчаса была окончена, детей сразу отправили в компанию им подобным. Чтобы все были под присмотром и не особо беспокоили. Все равно их знакомить надо. Вот пусть сами этим и занимаются.
_*__*_
Драко настороженно наблюдал за новыми знакомыми. Не сказать, что те ему не понравились. Скорее даже наоборот. Просто брат с сестрой вели себя как-то не так. Не так себя брат с сестрой обычно себя ведут. Мальчик обычно подавляет более слабую девочку и гоняет ту по поручениям. Тут же… Скорее гоняла она. Не понятно, в общем. Надо папе рассказать.


Ut non sit mihi* – стань все как было и не меняйся, латынь.
cor mortuis** - мертвое сердце, латынь. Моя личная выдумка. Цветок, по форме напоминающий высохшее сердце. Применяется в темных зельях, ритуалах (как жертва) и артефакторике (подходит для основы для жезла некроманта). Растет только на месте мученической смерти животного. При чем съеденная волками корова не подходит. Корова заболела и заживо сгнила – подходит.

Taceo* - я молчу, латынь.
Дюйм** - 2,5 см.
Диадема Габи: img-fotki.yandex.ru/get/5000/cemcemovna.2/0_434...
img-fotki.yandex.ru/get/4402/cemcemovna.2/0_434...


От автора: создала небольшой опрос, просьба на него ответить. Он на моей страничке, вот: vk.com/club57868631
.


Габриэль с затаенным любопытством наблюдал…а за новыми знакомыми. Не то, чтобы они ей нравились, но с ними надо как-то общаться. А потом за кого-то из них замуж… Брр, Габи аж вздрогнул. Но с этой мыслью смириться надо. И то, что супруга искать будут скорее верного, а не красивого, умного или сильного магически, тоже понятно.
Знакомые меж тем не радовали. Ну, очень не радовали! Один туп как пробка, другой – настолько заносчив, что хочется за нос дернуть, что бы под ноги смотрел. Третий – scortillum*, одним словом. Еще один – будущий бабник, это сразу видно. И это только мальчики! Про девочек легче промолчать. Bitches in tempore suo** в будущем, в лучшем случае. В худшем – runs vilis***. И Габи в их обществе нужно провести всю жизнь! Тьма великая, смилуйся!
Подавив желание разбить бокал с детским шампанским о голову одной из собеседниц, Габриэль мило улыбнулась и кивнула на какой-то вопрос, кажется, Пенси. Мопсихи драной. Собаки шелудивой. И тут же пожалел об этом кивке. Над ухом раздался восторженный писк, и через радостные подвывания Габи услышал примерно следующее: «Это же так хорошо! Это… это… у меня слов не хватает! Ты и Блейз! Это так мило! Говорят, у него в роду тоже кицунэ есть! У вас лисяточки такие милые будут!» От последнего предположения маска на личике кицунэ дрогнула, и его перекосило так, будто тот съел дикий лимон целиком. Но ничего не замечающая мопсиха продолжала восторгаться и выдавать все более ужасающие предположения: «А еще, наверное, джины! У нас с Драко (тут уж перекосило выше упомянутого Драко) только вейлочки могут появиться! А ты меня подругой невесты сделаешь?! А детей вы как назовете?! А фамилию ты чью возьмешь? Или двойная?! Гойл-Забини… Забини-Гойл. Габриэль Забини звучит однозначно лучше!» Было заинтересовавшийся эмоциональными восклицаниями, Блейз откатился чуть ли не на противоположный край поляны. А Паркинсон все продолжала восклицать: «А ты в белом на свадьбе будешь? Или в красном?!» Дальше слушать сил уже не было. Было только желание закопаться куда подальше. Или спрятаться за братом. Впрочем, второе безопаснее. И вернее. Грегори Пенси почему-то боялась.
_*__*_
Аделаида с довольным видом наблюдала за детьми. Ну до чего ж активная эта девочка – Пенси! Жаль, что уже помолвлена с Драко. Тот тоже хорошая партия. Но занят. И насколько Аделаида знала – письма с предложениями породниться к Малфоям приходят до сих пор. Прислушавшись, женщина хмыкнула. Блейз Забини. Сильный, очень сильный. Но… Она не хотела, что бы ее дочь (Аделаида хихикнула на этой мысли) стала жертвой паука****.
- Леди Аделаида.
Леди с сожалением оторвала взгляд от детей и повернулась. Лорд Нотт никогда не обладал чувством такта. Впрочем, дроу редко про него даже вспоминают, что уж говорить про соблюдение. Женщина уже даже знала, о чем будет говорить с ней мужчина. Этих предложений на сегодняшнем вечере наслушалась предостаточно. Почему-то каждый отец думает, что его сын – лучший, и только он, сын, достоин быть супругом маленькой лисички. Даже смешно! Неужели все эти Лорды настолько глупы и настолько погрязли в себялюбии, что думают, что деньги сделают за них все?! О нет, деньги не сделают ничего. Родословную, по крайней мере, точно.
- Да, Лорд Нотт? Вы хотели со мной поговорить?
Вежливость и этикет. Вежливость и этикет! Вежливость и этикет!!! ВЕЖЛИВОСТЬ И ЭТИКЕТ!!!
- Мне бы хотелось задать несколько вопросов о вашей дочери…
Леди не матерятся, как портовые грузчики!
- Ее наследие полное? Она помолвлена?..
Нет, Леди матерятся, швыряются пыточными заклинаниями и убивают слишком настырных поклонников их дочерей!
- А магические каналы устоялись? Или мне придется ждать?..
Этот старый кобель ее маленькую девочку присмотрел для себя!!!
_*__*_
Габи со смешинками в глазах наблюдал за мамой. Давненько у нее не было истерик! Ну, точнее сказать, сам Габи не видел пока еще ни одну. Хотя, если он не видел, не значит, что их не было. Просто мама раньше пряталась! А сейчас не успела. Данная мысль рассмешила еще больше, и сквозь плотно сжатые губы просочился один единственный смешок. И мама решила услышать именно его...
- Нет! Он еще и смеется! Вы только посмотрите! - женщина в ярости уставилась на сына/дочь. - За него тут сватается какой-то… какой-то… старый кобель! А ему смешно! Я этому Нотту! Я ему такое устрою! Он у меня голым перед домовыми на углях танцевать будет*! Я его venerem** пить заставлю! Он у меня с… с…с… с лемуром скрещиваться будет!
Одна из заранее подготовленных ваз полетела в стену. Нет, ну не китайский же фарфор в стены метать! Не удобен он, из рук выскальзывает. А вот обычное маггловское стекло очень подходит! Из рук не падает. И разбивается с таким приятным сердцу звуком!
Габриэль не выдержал и рассмеялся. Как Лорда Нотта будут скрещивать с лемуром, он даже не представлял. Он его порвет. А его он даже не почувствует. Мама снова обратила внимание на вопиющую непослушность сына. Тьфу ты! Дочери! Надо привыкать. А то окликнет еще ее мальчиком. Сразу все что-нибудь да заподозрят! Тарелка из необожженной глины с громким треском встретилась со стеной. Габи же во избежание уткнулся носом в изгиб шеи крестного. Так хоть смех слышен не будет. Над головой почти по-собачьи фыркнул Фенрир и сжал крестника в сильных объятиях, прижимая к мощному телу. Его вся эта ситуация неприкрыто смешила. Но на него Аделаида наезжать даже не пыталась. Он не муж, скрутит без магии и макнет головой в ванную. Чтобы остудилась. Именно поэтому, из-под ваз, тарелок, чашек, стаканов и прочего уворачивались все, кроме него и Габи. Чревато, как выше уже было сказано.
- Нет! Ну я все понимаю! Наследников предлагать – это норма. Но, являясь женатым человеком, предлагать себя! - в стену полетела приглянувшаяся Габриэль салатница. - Понимаю даже, когда себя вдовцы предлагают! Но этот! Этот перешел все мыслимые и не мыслимые рамки! Ууу, псина шелудивая! Баран! Тролль!
Фенрир опустил голову, пропуская над головой граненый стакан. В воздух предметы начали подниматься уже сами. Не спрашивая, так сказать, разрешения достопочтенной Леди. Стакан, например, Аделаида не видела вообще. Решив, что здесь находиться детям становиться уже не безопасно, он подхватил Габи на сгиб локтя, а на второй посадил Грегори. Каким бы тяжелым тот не выглядел, Фенрир все равно мог его поднять. По пути до двери пришлось словить спиной три рюмки и пропустить мимо себя бутылку. На растерзание взбешенной женщине остались Римус и Ааран.
Когда дверь за спиной захлопнулась, оборотень не выдержал и расхохотался в голос. Какого бы девушка не была происхождения, в гневе они все равно одинаковы. Фурии.
- Фен, а давай в тот парк сходим? - негромкий голос Грегори вырвал мужчину из задумчивости. - Помнишь, мы там год назад были. Ты еще сказал, что именно там ты нашел Габи.
Мальчик серьезно смотрел на него и прижимал к себе уже засыпающего брата. Но после его слов лисенок встряхнулся и выжидательно уставился на Грейбека. Тому оставалось лишь вздохнуть и кивнуть.
- Только переодеться не забудьте. А то, как в прошлый раз, подумают, что с маскарада.
- Хорошо! - в один голос заявили радостные дети. Потоптавшись на крякнувшем Фенрире, мальчики убежали. Проследив убегающие спинки, тот поднялся, отряхнулся и побрел к себе. Ему бы тоже не мешало сменить одежду. А то камзол 19 века будет смотреться очень странно.
_*__*_
Долго ждать детей оборотню не пришлось. Ну, точнее, ждать пришлось только Габриэль. Ему-то еще волосы прибирать надо. Грегори скорее сам ждал. Он был в простых джинсах и рубашке без рукавов. Несмотря на то, что мальчику всего одиннадцать, по внешнему виду ему можно было дать не меньше четырнадцати. Когда со стороны лестницы раздался веселый перестук каблучков, Фенрир уже успел несколько заскучать. И все же девушки везде одинаковы! Даже если таковыми они только притворяются. Мировой закон подлости это не колыхало никак!
Подняв голову, Фенрир чуть не отвалил челюсть. Он никак не ожидал, что и на эту прогулку Габи оденется… так! Объемная иллюзия груди была красиво подчеркнута зеленым, мерцающим платьем. На нем не было бретелек и, за счет чего оно держалось, Грейбек искренне не понимал. Сужаясь на тонкой талии и очерчивая бедра до середины, оно расходилось ровными волнами до колен. На ногах у… девочки были, видимо, гольфы и белые туфельки на небольшой шпильке. Волосы были распущены, но их придерживал тонкий обод, не дающий им свободно рассыпаться и падать на лицо. Еще на уши были одеты странные серьги, дающие ощущение эльфийских*** ушек.
- Гхм, ну думаю, раз все в сборе, то мы можем отправляться гулять.
Молодая девушка, в которую превратился Габриэль, радостно улыбнулась и кивнула, в мгновение ока слетев с лестницы. Прижав к себе Габи и Грегори Фенрир аппарировал. Все же он был магом, кто бы что бы не считал.
Парк встретил их радостным шелестом ярко зеленых листьев и радующей пустотой дорожек. Грейбек хорошо помнил это место, поэтому без промедлений повел подростков к «обитаемой» части сада.
Деревья, каскадами раскинувшие свои почти ухоженные ветви, не пропускали ни лучика солнца. И идя по протоптанной тропинке, Габи ощущала себя почти как дома. Здесь она чувствовала невероятный уют. Ей даже показалось, что кто-то ласково шепнул на ушко «привет». Но вокруг были только деревья да ее спутники.
В «жилой» части парка было шумно из-за невообразимого количества детей, их мамаш и парочек. Все таки законный выходной. И их компания не привлекала бы особого внимания, если бы не одно но. Девушка была одета как истинная Леди древнего рода и смотрелась вызывающе на фоне двухметрового мужика самого неотесанного вида и парня – явного хулигана.
Странная компания гуляла по парку и никого не трогала, изредка заруливая в кафе и магазинчики за водой и мороженым. Все-таки было жарко. Через некоторое время мужчина и парень почти без сил упали на лавку, а девушка ушла дружиться с детьми. Что ей с успехом удалось и через некоторое время они - девушка и дети, - весело играли в прятки под бдительным присмотром мамаш и пары полицейских, которых настораживала компания девушки. Но кто сказал, что саму компанию это трогало?


Танцевать голым на углях перед кем-то* – искаженная версия ритуала. В оригинале предлагается танцевать перед Смертью. Как это сделать я не представляю, но видимо Леди Аделаида в этом вопросе просвещена много больше меня.
Venerem** – афродизиак.
*** Думаю, здесь Фенрир имеет в виду каффы. Кстати, наряд Габри: img1.liveinternet.ru/images/attach/c/2//65/931/... - обруч, или диадема. Платье (то, что над восьмеркой): tvoiugolok.ru/images/stati222/vechernie_j_plati...(6).jpg Каффы: cs2.livemaster.ru/foto/large/d1d10701901-ukrash...

Scortillum* - девушка легкого поведения. В нашем случае мальчик. Латынь.
Bitches in tempore suo** - течные собаки женского полу. Латынь.
Runs vilis*** – то же самое, что и выше, только дешевые. Латынь.
**** Имеется в виду наследие Забини – паук.
Автор зол! У нее вторую неделю ПМС и ничего хорошего из главы не получается. Все скатывается к банальным истерикам в исполнении Габриэль.


Фенрир с усмешкой смотрел, как Габи бегал…а за маггловской малышней, изображая злобного оборотня. Впрочем, получалось у нее откровенно плохо. Через злобное рычание прорывался смех, и дети с веселым визгом разбегались в разные стороны, прячась от девушки за спинами родителей. Нервные мамочки уже успокоились и смеялись вместе со своими чадушками. А вот некоторые все же присутствующие папочки за девушкой наблюдали уже в несколько другой плоскости. Этот факт заставлял Фенрира волноваться. И волнение было странное. Собственническое. Не так должен отец, пусть даже только крестный, волноваться о своей дочери. Ох, не так.
Фенрир мотнул головой, отгоняя подобные мысли. Еще слишком рано думать о подобном. Даже если на вид ему… ЕЙ на вид 14-16. Он-то, старый оборотень, знает это. И он прекрасно знает, как хорошо маленькая кицунэ накладывает материальные иллюзии и заключает их в предметы. Даже если он…а нарушает при этом все мыслимые и не мыслимые законы магии. А вот женатые папочки об этом даже не подозревают! И если они не прекратят пялиться на Габи, он пойдет убивать! Грейбек скосил глаза на Грегори и понял, что помощник у него будет очень активный. Звериный оскал растянул губы. Если все это не прекратится, в маленьком городке резко поднимутся показатели насильственной смерти!
Веселый заливистый смех Габриэль вырвал Фенрира из тяжелого омута задумчивости. Девушка шутливо боролась с «воинственно» настроенной малышней. Вскрикнув, она повалилась на спину, придавив к земле траву. На нее тут же накинулась мелкотня и принялась щекотать вырывающуюся и шутливо брыкающуюся «вредную» девчонку. А какая-то, видимо, самая наглая, девчушка уселась Габи на живот и с каким-то маниакальным блеском в глазах потянулась к шее. Видимо душить. Но Габи не спала! Она перехватила захватчицу на середине пути и обратила ее в бегство. Девчушка слетела с Габи как ужаленная. Можно было бы подумать, что ей стало страшно, если бы не противное, для Грегори и Фенрира, хихиканье. Постепенно ребятам надоело мучить порядком уставшую жертву, и они отпустили ее. Габи осталась лежать на разворошенной траве, силясь восстановить дыхание. Попытка хоть чуть-чуть распутать волосы ни к чему не привела. Точнее, чуть не привела к обратному.
Все еще тяжело дыша, девушка поднялась с земли и направилась к единственной полузанятой скамейке. Почти упав между братом и крестным, она откинулась на спинку и выдохнула.
- Я никогда так не уставала. Даже тренировки с папой или мамой не тянут из меня столько сил, сколько небольшая кучка детей, - девушка, как ни странно, улыбалась. - Но знайте, было весело! Кто-нибудь, наконец, даст мне воды?
Последнее восклицание заставило Фенрира встрепенуться и протянуть открытую бутылку. Прижавшись к горлышку, Габи долго не могла насытиться.
- Тебе еще волосы надо в порядок привести, - осторожно заметил Грегори.
- А вот ты-то этим и займешься! Расческа в сумочке.
И развернулась к брату спиной, по дороге обронив босоножки и закинув ноги на Грейбека. Кое-что в отношении оборотня было разрешено только ей. Ноги, например, куда захочется складывать.
Фенрир на это только хмыкнул. К выкрутасам этого мальчика-девочки нужно просто привыкнуть. Или смириться.
Какой-то слишком ретивый папочка направился к их скамейке, но натолкнувшись на прищуренный взгляд Грегори моментально развернулся и почти бегом побежал к очень возмущенной мамочке.
Почти мурлыкая, Габи завалилась на брата и подставили ему волосы. Видимо на откуп.
_*__*_
Габриэль с внутренней усмешкой наблюдал за садовым двориком. Как же мало нужно магглам, что бы чего-то захотеть! Всего лишь красивая мордашка, хорошая фигурка и девичье платье выше колена. А то, что с тобой рядом сидит жена, а по площадке бегает ваш же малыш, мы, видимо, пропускеам как не нужное. Габи нашел глазами одну из мамаш, чей муж так упорно строил ему глазки. Та, покачивая ребенка, что-то возмущенно рассказывала собеседнице. Та не менее возмущенно сверкала глазами на саму Габриэль. Что было предметом их разговора, догадаться не сложно. Габи вызывающе ей улыбнулась. Женщина сразу же отвернулась и ее взгляд наткнулся на блаженно улыбающегося мужа. Куда смотрел он, было понятно и ежику. Тут крик поднялся на весь парк. Милое личико кицунэ исказила издевательски-победная улыбка. Во избежание пришлось покинуть столь гостеприимное местечко.
_*__*_
Тьма уже много лет наблюдала за своим сокровищем. За три года она смогла прорвать только одну завесу! А их было еще очень много.
Габи сильно изменился. Из милого и нежного мальчика он превращается в жестокое чудовище. Даже борясь с сущностью Акломистли, он постепенно, помаленьку пропускает его в себя. Даже сам того не замечая, он подстраивается под кровавого бога. Не такого Тьма хотела для своего чуда.
_*__*_
Аделаида в тихом шоке смотрела на захлопнувшуюся за наглым оборотнем дверь. Нет, а как его еще можно назвать?! Эта шавка драная сперва насмехается над ее словами, а потом и вовсе сбегает, прихватив Габриэля и Грегори, да под конец нагло ржет под дверью над самой Леди Гойл! У-у-у, кобыла племенная! Хотя нет, конь. Нет! Кобель! Вот, точно. “Грр, прибила бы, да Габи огорчится”, - именно эта мысль и останавливала высокородную Леди от какого-нибудь проклятья. Crucio, например.
- Милая, - осторожно позвал Ааран, - может хватит? Посуду, конечно, не жалко, но вот шелковую обивку – да.
Аделаида резко повернулась в сторону мужа. Тот сглотнул и опустил голову. Нет, он вовсе ее не боялся, просто, когда она в ярости, ее следует опасаться. Магию, знайте, не контролирует. А у женщин она почему-то более разрушительна. Поэтому дам не следует нервировать. А уж если такое случилось, следует скрыться и стараться не дышать.
Увернувшись от очередного стакана, Гойл-старший кинул в разбушевавшуюся жену обездвиживающим заклятьем. Слабо всхлипнув, женщина завалилась на спину. Люпин подхватил ее у самого пола. Аделаида зло сверкала красивыми глазами и приходила в еще большую ярость. В комнате задрожала мебель, а бедная шелковая обивка вспузырилась и пошла пятнами плесени.
- Дорогая моя, успокойтесь, - Ааран отбил летящую в него тарелку, - это ваша любимая синяя гостиная.
Леди Гойл почти сразу успокоилась. Создавать достойного вида гостиные – такая морока. Легче не рушить.
- К тому же, тебе еще нужно провести повторный ритуал, - Лорд ласково улыбнулся, - а мне этого не сделать.
Женщина снова чуть не всхлипнула, но вовремя себя упокоила. Ааран выдохнул.
- Мы тебя развяжем, и ты просто пойдешь в ритуальную комнату. Там уже все давно подготовлено.
Леди задумалась. Огонь в ее глазах медленно потух, и она решительно кивнула. Переглянувшись, мужчины начали снимать сдерживающее заклинание. Римус аккуратно уложил женщину на менее пострадавшую кушетку и отошел. Во избежание. Аделаида с трудом встала, и, пошатываясь, стала поправлять и чинить кое-где порванное платье. Она - дама, в конце концов! Скрепив последний разрыв магией, она развернулась к мужу.
- Комнату ты подготовил – хорошо. А одеяние не забыл?
Ааран расслабился. Если она перешла на деловой тон, то уже простила. Ну, точнее, еще не простила, но пока будет заниматься каким-нибудь делом – извинит обязательно. Такова его жена.
- Нет, не забыл. И купальни наполнил, и серп заново заточил.
Кому-то может показаться, что это странно – высокородный Лорд занимается тем, что обычно делают слуги или даже рабы. Но здесь-то магия. И про это не следует забывать.
Леди Аделаида величественно кивнула и не менее величественно выплыла из комнаты. Аккуратно прикрыла за собой дверь – вдруг отвалится после Фенрира-то? Ну, и после ее магии. Все же она сильная женщина! Не то, что эта Нарцисса. В ритуальную комнату даже войти не может, не то, что обряд провести. Слабачка.
Легкая белая рубашка действительно лежала на небольшой табуреточке рядом с дымящейся ванной. На дно уже опустились большинство засушенных ранее листиков, но часть причудливыми цветами расцвела на поверхности воды. Красные и желтые лепестки роз не потеряли свой невероятный цвет, и по поверхности прозрачной ключевой воды плыл пожар. Аделаида улыбнулась. Какой бы дубиной не выглядел Ааран, на самом деле он был невероятно романтичен. Сбросив одежду на пол, женщина со стоном наслаждения опустилась в горячую емкость. Следовало очистить свое тело от всех излишек как магических, так и физических.
Через час вода полностью остыла, и Леди Гойл на мокрое тело натянула льняную рубашку. Она тут же впитала воду и прилипла к телу. Двери ритуальной комнаты распахнулись, и улыбка Леди тут же ушла с губ и из глаз. Кровавые знаки Аколмистли жутким узором испещрили стены и пол некогда красивой комнаты. На алтаре уже лежала туша барана. Еще живого. Но это не долго.
Аделаида не любила убивать. Но иначе Бога не запечатать.
Дальше будет довольно жуткий и кровавый ритуал. Большая просьба - слабонервным и беременным не читать!
Автор предупредила и к последствиям отношения не имеет.
Тяжелые капли замешанной на крови мази упали на пол, а на щеки и лоб женщины легли знаки настолько древние, что точного перевода уже никто не знал и не помнил. Остатки – размазать по рубашке и начертать знаки на жертве.
Небольшой серп удобно устроился в руке и заскользил по шкуре барана, разрезая ее словно разогретое масло. В неглубокие линии текла смесь трав. Животное очнулось и утробно кричало, пытаясь встать. Но магия каменной плитой впечатывала его в древний алтарь. Аделаида провела последнюю линию, убрала серп. Он больше не понадобится. Зелье в ранах не застывало, но и не проливалось, оно впитывалось в плоть и пузырилось. Но ни капли крови не упало.
Древние слова срывались с языка, а тело кружилось в танце, пугающем и завораживающем. Белая рубаха чернела, а от остатков кровавой мази расползались серые лучи тления. Пепел взвивался и вплетался в танец, оставляя мелкие ожоги на белой коже женщины. Из ее глаз давно текли слезы.
Баран на алтаре замычал как-то по-особому жалобно, и тело Аделаиды кулем упало на пол. Ее душа продолжала свой жуткий танец, поднимаясь все выше. Из-под камня пополз туман, заполняя собой ритуальный зал и уплотняясь, взвиваясь вверх щупальцами. Они кружили, повторяя движения души и оплетая ее. Утягивая вниз.
Они тонкими туманными струйками проникали в животное на алтаре. Оно уже не кричало и не дергалось, но все еще было живо. Туман тянул из него силы и жизнь, каменея решеткой. Аделаида видела, как лопнули глаза барана, как зелье перестало сдерживать кровь, как она жуткими кляксами растекалась по шкуре животного, принося только еще больше страданий, оставляя язвы как после кислоты. Щупальца стали уплотняться, не выходя из его тела. Мясо разрывалось тяжело, сердце все еще билось.
Последнее слово сорвалось с губ Аделаиды, и зал заполнил туман. Щупальца больше не тянули ее вниз, они безвольными плетями растворялись в окружающем их живом киселе.
Все закончилось резко. Яркий взрыв и ритуальная комната почти такая же как раньше. Только решетка на камне и обглоданные кости.

От автора: данный огрызок не несет информационного характера. Он нужен только для того, что бы показать, что Габи - не милый мальчик-улыбайчик. Он ЛИС. КИЦУНЭ. Кто не знает - википедия и тематические сайты открыты круглосуточно. Да, кстати, ради вас, мои дорогие читатели, сам автор серьезно рискует блинчиками.

@темы: мои фанфики (слэш)