Год спустя.
Габи тяжело вздохнул и отвернулся от брата. Тот совершенно его не понимал! Ну как так можно не радоваться тому, что ты идешь в школу? Так этот сидел и недовольно хмурился, рассуждая, что лучше бы их оставили на домашнем обучении. Но это же так скучно! А еще в школе можно много-много шутить! Там не поймают. Там близнецы Уизли. В любом случае все свалят на них.
А брат хочет остаться дома! Ну, если быть честным с самим собой, Габриэль не хотел в Хогвартс. В любую другую – с превеликим удовольствием, но эта… Скажем так, мальчика не устраивало количество в ней магглорожденных и всяких Паркинсонов и Малфоев. Младших. Старшие вкус маленького кицунэ полностью устраивали. И даже больше.
- Грег, ну что тебя не устраивает? - ласково спросил Габи, - Сам же знаешь, зачем нам туда, - ненадолго замолчал, - и вообще! Мне тоже не хочется в Хогвартс. Но я же не бурчу по этому поводу всю неделю.
- Мелкий, это не тебе семь лет изображать недобревно, - и резко закрыл рот. Видимо, до него дошло, про что он заикнулся. - Ну, прости, прости. Не подумал.
Габриэль покачал головой. Брат действительно иногда тупил на ровном месте.
- Братик, ты все равно лучший, - Габи погладил его по волосам. - Я буду знать тебя настоящего, и ты в любой момент можешь прийти ко мне. Выскажись, пожалуйся, там. Приму и прощу, - пафосным тоном закончил мальчик. Грегори не выдержал и рассмеялся. Только его брат мог всего парой фраз, а то и букв, довести до нервного заикания. Мистер Свитнес, вон, до сих пор отойти не может. А ведь Габи просто громким шепотом заметил, что с его-то опытом и в его-то возрасте изображать сладкого и невинного мальчика – это уже моветон.
Напряженная атмосфера явно полегчала, и уже не так пригибала лоб к полу.
- К тому же, не одному тебе страдать. Мне вот с девочками жить и на протяжении всех семи лет строить из себя рыженькую стервочку.
Габи притворно застонал и упал на кровать брата, не очень качественно изображая обморок.
- Так что, братик, тебе еще и легче.
Грегори улыбнулся. Габриэль такой Габриэль. Просто невозможный.
- Все, друг мой сердечный, я от тебя ухожу. Спать-спать-спаааать.
С этими словами, Габи легко спрыгнул на пол и вышел из комнаты брата. Дверь за его спиной мягко хлопнула.
_*__*_
Улыбка непринужденно легла на лицо. И ничего, что хочется взвыть и спрятаться куда подальше. Лисы никогда не любили слишком большие компании*. А уж кицунэ… Двое – драка. И как только они раньше на небольшой территории Японии уживались?
Улица просто кишела магами и волшебниками всех видов и разновидностей. И каждый желал посмотреть на чудо – живая полулисица! Как же хотелось зашипеть на всех и устроить Армагеддон локального масштаба. Но низзя! Почти никто не скажет спасибо за уничтожение главной волшебной улицы. Хотя, на взгляд Габи, она была обычной. Извилистые улочки магической Венеции или Рима выглядели как-то по-другому. Нет, Косая аллея тоже магическая, но какая-то она… не волшебная, что ли. Может это и звучит странно, но не было какого-то очарования и тайны, что окружала каждый кирпичик в Италии. Даже в маггловской ее части. Здесь же все было просто, аки деревянная палка.
Габи недовольно сморщился и отвернулся от очередной лавки. Лавчонки даже. И эту улицу считают культурным центром магической Англии? Неудивительно, что к англичанам так пренебрежительно относятся. Во Флоренции захолустье лучше выглядит.
- Габриэль, перестань морщиться, - негромкий голос матери вытянул мальчика из раздумий. - Мне тоже неприятно, но я этого не показываю. Ты аристократка, а не нищенка. Так что успокойся и перестань крутиться. Или бери пример с брата.
Открыто показывать свое неудовольствие сразу перехотелось. Брать пример с брата? Тот, изображая деревянную дубину, пялился на всех слегка туповатыми глазами.
- Успокоилась? Вот и хорошо. За мантиями мы не пойдем, домашний портной все сделает, - женщина приостановилась и задумалась. - А никуда не пойдем! Заглянем только в зоомагазин, - она огляделась в поисках оного. Но на глаза раз за разом попадался только совиный. Но он был не нужен. Птицы у мальчиков были. И не эти вульгарные совы, а два прекрасных сокола. Черных, правда. Но… Они же магические.
- Не хотелось бы, но похоже придется идти в Лютый. И не слову отцу, что там были!
Мальчики заговорщицки переглянулись и кивнули. Они точно молчать будут. Потому что, если папа узнает – достанется всем. И даже отсутствующим здесь оборотням. Папа он такой, резкий.
- Вот и хорошо, вот и отлично.
Вся компания зашла в какой-то пустующий магазинчик, а через пять минут оттуда вышла неприметная женщина с двумя сыновьями. Семья была довольно бедна, поэтому внимания на них никто не обращал.
_*__*_
В день ритуала.
Тьма в беспокойстве металась, высматривая, что же происходит с ее мальчиком. Пелена медленно спадала с ее глаз и уже не мешала наблюдать. Еще чуть-чуть и она совсем скоро сможет увидеть своего мальчика.
_*_*_
Настоящее время.
Габи опасливо оглядывался, осматривая самую опасную улочку магической Англии. Она не производила такого впечатления, как та, что в Сицилии, но пугаться заставляла всякая шваль, ошивающаяся по подворотням, и невнятные тени, непрозрачные даже для его глаз. А скрывать себя от кицунэ могли только вампиры и дроу. Первые творения Извечной Тьмы. При мысли о ней Габриэль скривился. Ему был неприятно вспоминать ее.
Магазинчики жались по сторонам от дороги, порой опознаваемые только по запахам. И то не всегда. Но то, где продавалась живность, отличался сразу и резко. Звуки доносились из него самые разнообразные: видимо, хозяин данного заведения не озаботился звукоизоляцией. Про запахи легче умолчать. Но он был единственный, и выбора, собственно, не было.
Аделаида оглядела его с самым брезгливым выражением лица и молча наложила воздушный пузырь на себя и мальчиков. Если до них и сейчас доносится такое разнообразие, что же будет, если они подойдут?
- Идемте, мальчики.
В небольшой комнатке было очень шумно. Клетки стояли друг на друге, и при этом совершенно не учитывалось то, что кот со змеей вообще-то рядом не живут. Но продавцу, видимо, было глубоко плевать на это. И на то, что некоторые животные уже умирают – тоже.
Окинув презрительным взглядом непрезентабельных покупателей странного вида, маг отвернулся. Леди Аделаида не обратила на это никакого внимания. Ее больше заботило то, что редкие виды магических и маггловских животных находятся в таких ужасных условиях. Она смотрела на подыхающих зверей и думала о чем-то. Мальчики давно отошли на нее и пытались покормить кусочками хлеба кошку.
- Животных не трогать! - резко рявкнул на них продавец.
- Не смейте кричать на моих детей! - взвилась Леди Гойл. Она окинула взглядом все помещение и спросила, не понижая тона: - Кто хозяин этого убожества?
- Вам-то какое дело, нищебродка? - ощерил свои желтоватые клыки, видимо, вампир.
- Значит ты, упырь, - не спрашивая, а утверждая, кивнула сама себе Аделаида. Резкий взмах палочки, и существо, страшно заверещав, осыпалось в пыль. Жалости не было. Он и так уже умирал, так как пил кровь мантикор. А это верная смерть для любого живого существа. Леди вновь кивнула сама себе и потянулась за амулетом связи. Ужасно дорогая и редкая вещица из-за чиновников-тупиц. Видите ли, руны, нанесенные на камень, несут в себе опасность.
- Милый, я приобрела небольшой магазинчик в Лютом, - заворковала она. - Ты же не против? Хорошо! Жду. А вы чего стоите? - это было обращено к Габриэлю и Грегори. - Выбрали себе кого-то?
Мальчики кивнули. Габи вытащил из одной из самых нижних клеток самого обычного котенка. Очень худого и грязного. А Грег выставил на суд матери и брата нечто абсолютно невнятное.
- Кто это?
- Не знаю, - совершенно честный ответ. - Но оно мне нравится!
Леди Аделаида кивнула. Нравиться магу может только что-то хорошее. Все остальное – афродизиаки. Через полчаса в уже почищенный магазин зашел мужчина. Самый обычный ничем не примечательный маг.
- Леди, - уважительный поклон. - Наследники, - кивок.
- Верджил**, сейчас это помещение принадлежит мне. Оформи бумаги и найми рабочих.
- Да, Леди.
Магу была безразлична личина Леди Гойл. Он узнает ее любой.
_*__*_
Габриэль лежал в кровати, прокручивая в голове воспоминания сегодняшнего дня. Сумбурные мысли крутились на периферии сознания, не давая нормально сосредоточиться. Рядом лежал спящий Вилсон и смешно сопел в бок. Уже проваливаясь в сон, Габи почувствовал, что за ним кто-то пристально наблюдает. Распахнув глаза, он увидел перед собой сосредоточенное лицо Тьмы.
_*__*_
Тьма с нежностью смотрела на свое творение, не решаясь спуститься к нему и поговорить. Она боялась того, что мальчик отвернется от нее. Не выслушает, а просто попросит уйти. Это, наверное, даже смешно, со стороны-то. Такая могущественная сущность боится своего творения? Но Тьме смешно не было.
Она наблюдала за тем, с какой нежностью к Габи относится Аделаида. Кажется, ей было полностью безразлично то, что он не ее ребенок. Тьма фыркнула. Какой глупец сказал, что аристократка может заботиться только о своем кровном, да и то не всегда? Высшая мера глупости, думать так. Леди Гойл душу продаст и за Грегори, и за Габриэль. Для нее они оба были родными детьми. И это радовало. Ведь именно такой семьи и хотела своему творению Тьма. Он этого заслужил как никто другой.
Габи в это время уже ложился спать. Ночь на дворе. Точнее, он уже лег, но непрерывно крутился, терзаемый чем-то. Затихнув на миг, он снова начинал ерзать, пытаясь устроиться поудобнее. Остановившись наконец, он бессмысленным взглядом уставился в потолок. Глаза его медленно начали мутнеть сонной негой и закрываться, а прерывистое дыхание – выравниваться. Тьма склонилась над ним, ласково касаясь ауры мальчика своей магией. Скользнув взглядом ниже, она неслышно рассмеялась. Самый обычный котенок спал рядом с ее самым необычным ребенком. Тьма успокоилась и снова посмотрела в лицо спящего мальчика. Неожиданно его глаза распахнулись, и на сущность уставились два малахита с душой.
- Ч…что? - совершенно сонный и ошарашенный голос. - Как?!
- Тихо, малыш, тихо, - Тьма ласково коснулась лба мальчика. - Я все тебе объясню. Только дай мне время рассказать. Хорошо?
Габриэль подозрительно посмотрел на нее, но все же кивнул. Тьма воспрянула и хлопнула в ладоши. За ее спиной тут же появилось кресло, и Габи пришлось сесть, для удобства скрестив ноги и обняв подушку.
- Началось все, когда я почувствовала пробуждение одного из своих сыновей. Самого жестокого и кровавого. Но это, думаю, ты знаешь. Я сразу же направилась туда. И что же я обнаружила? Он творил! И не просто творил, а создавал живое существо, чего раньше никогда не было. Я была в шоке, - Тьма откинулась на спинку кресла и прикусила губу. - Вначале подумала, что все не так плохо, и он одумался. Но его мысли… Он хотел только мести и творил свое оружие. Он был ослаблен, и я забрала нити. Его заперла в камне. В алтаре. Но творение было не закончено, и я хотела его распылить. Мало ли что. Но все же что-то меня остановило. И я рада этому. Он не творил! Он всего лишь изменял и пробуждал. Я закончила за него и заменила большинство его нитей силы своими. Хотела уйти, но меня опять же что-то остановило. И я осталась. Вначале просто наблюдала, а потом начала учить, - сущность улыбнулась, погружаясь в приятные воспоминания. - И уже не смогла уйти, не смогла оставить свое дитя. Он был открыт и доверчив, и я полюбила его. Не смогла просто представить своей жизни без него. Я расслабилась, поверила, что камень сдержит ослабленного Бога, и забылась. А потом и сама оказалась в этом камне.
Тьма замолчала. Ее лицо исказилось, по щеке пробежала слеза. Габи сидел с широко распахнутыми глазами и идеально прямой спиной. Ему хотелось верить. Тьма не обманывала его! Она просто не могла. Быстро взглянув на нее, Габриэль соскочил с кровати и бросился к ней. Женщина затянула его к себе на колени и прижала к груди. Габи чувствовал, как на макушку падали небольшие капельки, но молчал. Мама тоже иногда плакала. Тогда нужно было просто быть рядом, и она успокаивалась.
- Ты не понимаешь. Ты даже представить себе не можешь, как мне было плохо, - Тьма плакала тихо. Только слезы выдавали ее. - Я все видела, каждый прожитый тобою миг, знала обо всем, что ты думаешь…
Она всхлипнула и прервалась. Габи сидел как мешком ударенный. Все это время она мучилась, а он…
- Не надо, малыш. Ты ни в чем не виноват. Никто, кроме Аколмистли не виноват, понимаешь, ребенок?
- Но он ведь тоже твой сын, - тихо прошептал кицунэ.
- Сын? Он никогда таковым себя не считал. Боги рождаются не так как люди. Они появляются уже взрослыми и их не нужно учить. Он ушел от меня почти сразу. Я не горевала особо. У меня были другие дети, которые нуждались во мне, которым я была нужна. Да и он сам меня матерью не хотел видеть. Я для него чужая.
- Да? - Габи приподнял голову и заглянул в ее глаза.
- Да, малыш.



Большие лисьи стаи* – имеется в виду. Хотя, скорее всего, я искажаю биологию. Про лисиц почти ничего не знаю и не особо этими животными интересуюсь.
Верджил** - последователь
Вилсон - сын желания



От автора: этот огрызочный огрызок выложился сам. Так же хочу перед кое-кем извиниться, но на творчество банально не было времени. То есть вообще!
Габи с интересом наблюдал за сборами брата. Тот делал это очень оригинальным образом. Воспользовавшись тем, что сумка безразмерная, он пихал туда все, что попадалось под руку. Начиная с книг и заканчивая кинжалами и ритуальными серпами. Причем запихать это он туда пытался все вместе. То есть, положив книги друг на друга, а сверху горку кинжалов, он одной рукой раскрывал портфель, а другой толкал стопку. Ничего у него не получалось, ножи постоянно соскальзывали, и книги падали куда угодно, кроме рюкзака. Кое-как запихав все это, он принялся за одежду. Ее он складывал точно так же. Сложил несколько стопок друг на друга и пропихивал в разрез. На этот раз на пол и на кровать она не валилась. Нет, она просто не лезла и вся мялась, образуя жуткие складки.
- Может, по отдельности? Время-то еще есть.
Грегори поднял голову и взглянул на брата. Вся эта возня со сборами его порядком доконала. И ведь не попросишь никого! Папа сказал – сами.
- Может.
И разложил все вещи на стопочки по две или три.
_*__*_
- Грейбек, что ты носишься, аки кОзел горный?! - Люпин с негодованием наблюдал за другом. - Сядь, успокойся и все расскажи. Нормально! Из твоих воплей ничего не понятно даже мне.
Фенрир остановился резко, будто в стену врезался. Ну как можно объяснить чертовой бете, что тебя прет с запаха собственного крестника?!
- Римус, - ласково начал Грейбек,- а давай ты помолчишь?
- Молчу-молчу, о великий! - преданный тон и абсолютно наглые глаза. - Растечься ли мне перед грозным ликом твоим?
Грейбек взревел.
- Издеваешься, да?! - рык пронесся по всей комнате, всполошив портреты.
- Как я смею, о рычейший?!- Люпин патетично заломил руки и бухнулся на колени.
Грейбек вновь взвыл и вылетел из комнаты.
Римус завалился на спину и расхохотался. Вывести из себя оборотня – легче легкого. Особенно когда ему крышу сносит. От родного-то крестника. И не нужно говорить, что беты запахов не различают. Вполне себе! Только не говорят об этом.
_*__*_
Фенрир несся по коридорам древнего замка, желая выбраться из этого лабиринта. Он и раньше раздражал его, но теперь как-то по особенному остро. Видимо, потому что каждая нитка напоминала о Габриэль. И запах. Сладкий, будоражащий, еще такой молодой, но уже невероятно сильный.
Грейбек зарычал.
Ярость и желание жгучими волнами прокатывались по мощному телу, не давая остановиться и унося куда-то за пределы поместья – в лес.
Лес встретил почти неприветливо, угрожающе, но Фенрир не обратил на это внимание. Ярость все еще жгла сердце и заставляла бежать дальше. Острые ветки больно хлестали по лицу, но ранки тут же затягивались. В груди в бешенстве метался волк, раздирая когтями сердце и внутренности.
Озеро появилось совершенно неожиданно. Миг и Грейбек на поляне. Мужчина по инерции влетел в озеро и моментально пожалел об этом. Оно было ледяное! По ощущениям, что все же оборотень крайне «удачно» словил, гораздо ниже нуля.
- М-мать ва-вашу! - Фенрир вылетел из озера гораздо быстрее, чем влетел. Вещи дубеющими тряпочками полетели во все стороны, и Грейбек заскакал по поляне, как уже выше упомянутый кОзел. Одежда превратилась в сосульки, а озеро плещется преспокойно! И в чем теперь идти до поместья?
- Какой хорошенький! - веселое щебетание донеслось со стороны деревьев.
Фенрир резко развернулся и уставился на… дриад. Самых обычных лесных дриад. Только одно но! Дриады в Темных лесах не живут и от оборотней шарахаются, как от прокаженных! И клыков у нормальных дриад тоже нет!
- Мать же вашу, - тихих шепот сам сорвался с губ, и поляна взорвалась заливистым смехом неправильных дриад.
- Тьма великая тут не причем! - одна из девушек спрыгнула с дерева и подошла к оборотню. - Не бойся, сладенький, мы тебя не обидим!..
И когтей у них тоже нет, и лианы из спины не растут! Грейбек взвыл и бросился опрометью через лес. Свою ошибку он понял уже через минуту. Если ветки раньше только хлестали, теперь же они хватали за руки, путались в волосах, выдирая их клочьями. А корни как-то резко стали выше и острей. Голые ступни уже давно бы превратились в кровавое месиво, если бы не любовь Фенрира к «босым» прогулкам.
Ветка появилась совершенно неожиданно. То есть, раз! - и она бьет по незащищенному лицу. Грейбек зарычал от боли и чуть не повалился на спину. Благо природная координация оборотня спасла от столь фатальной ошибки.
- Ну, стой, драгоценный наш! - веселый крик раздался почти за спиной. Фенрир обернулся и после побежал еще быстрее, хотя казалось, что это невозможно. Девушки (да и девушки ли это) за его спиной уже потеряли весь свой привлекательный вид. За оборотнем гнались чудовища с миленькими голосами и ужасающей внешностью.
- Останься с нами, вкусненький! - еще один крик заставил бежать еще быстрее. А в голове проносились воспоминания из одной книги в библиотеке поместья: «…химеры могут принимать любой облик… живут на территории темных земель… питаются мыслящими существами… поглощают их воспоминания… тела мужчин находят изнасилованными…»
- Не беги так быстро, золотой! - крик раздался почти над самым ухом. А в дали уже были видны стены поместья. Радость уколола в сердце и прибавила еще сил. Просветы между деревьями становились все больше, а крики химер – яростнее. Свежий воздух сада обдул горящее лицо. За спиной раздался горестный вой. Оборотень победно усмехнулся. Оставил-таки тварюшек голодными!
Неожиданная боль пробила грудь, и Фенрир без сил опустился на колени.
_*__*_
Габриэль расширенными глазами наблюдал за бегущим Фенриром. Из леса за ним тянулись множество щупалец, а оборотень остановился.
Габи закричал. Одна из гибких ветвей пробила тело оборотня и красным штырем торчала из сильного тела. Прокрутившись, лиана вернулась к хозяйке, а оборотень бессильно упал на колени.
Стекло хрустальными слезами зазвучало по полу и стенам. Габриэль, уже не контролируя себя, бросился к Грейбеку. Сила Габи огненными всполохами выжигала траву вокруг тела Фенрира и обжигала конечности взбесившихся химер.
Оборотень дышал тяжело и прерывисто. Его грудь медленно опускалась и поднималась, а сердце глухо бухало, выплёвывая из тела красные сгустки крови. В горле Грейбека булькало.
- Габи, не трогай его! – крик матери заставил кицунэ остановиться. Габриэль остановился и обернулся к женщине. – Ты его сожжешь. Лучше иди в лес. Я позабочусь о нем.
Кицунэ кивнул и бросился в сторону химер. Мама позаботится о крестном, а она отомстит.
Аделаида проводила взглядом огненную шкуру сына, затушила огонь вокруг оборотня и начала обрабатывать рану. Ну, или раны. Это с какой стороны посмотреть.
- Типри! – рядом с хлопком появилось существо. – Принеси модифицированное кроветворное, дезинфицирующее и заживляющее. А! Еще безоаровую настойку.
- Да, Госпожа, - снова тихий хлопок. Через минуту еще один. Домашний эльф держал в своих лапках небольшую открытую шкатулку.
- Проверь Габи, - не оборачиваясь, бросила Леди. Шкатулка мягко опустилась рядом, а эльф исчез. Аделаида быстро осмотрела зелья и довольно кивнула. Вынула одну из колбочек и вылила содержимое на рану. Кровь вокруг зашипела и забулькала, образуя тонкую белую корочку.
Леди Гойл поморщилась и проткнула ее, сразу же вливая еще одно зелье. На этот раз заживляющее.
- Грейбек, очнись, - прошептала женщина, похлопывая мужчину по щекам. Мужчина слабо застонал и приоткрыл глаза.
- Ну же, Фенрир... подохнешь – с того света достану и отомщу, - пробормотала Аделаида. - Габи же страдать будет.
Эти слова оказались волшебными. Оборотень распахнул глаза и что-то прохрипел. Леди Гойл победно улыбнулась и прижала к его губам колбочку с зельем.
- Пей, это просто безоаровая настойка.
Фенрир подозрительно скосил глаза на нее и принюхался. Женщина фыркнула про себя: «Вот же оборотень! Нет, чтобы выпить беспрекословно! Надо обязательно рисковать собой и Габриэлем!»
Видимо решив, что Леди могла отравить его и раньше, Грейбек все же проглотил злополучное зелье. Оно подействовало мгновенно: оборотень перестал изображать из себя инфернала не первой свежести. Но по коже стали расползаться желтоватые пятна, слабо напоминающие синяки недельной давности.
Аделаида прищурилась, пытаясь вспомнить, что же они ей напоминают. Но в память лезла только вода из мертвого озера.
- Шуба-недоделка, ты нигде не купался в лесу?
Фенрир злобно сверкнул яркими глазами, но все же сквозь зубы процедил:
- В озере, Леди-ледышка. В очень-очень холодном озере.
Женщина не обратила никакого внимания на ответную подколку. Ее больше заботила мысль о том, что оборотень – полный и бесповоротный придурок. И хорошо, что этот придурок – оборотень. Иначе не выжил бы.
- Нет, Фенрир, я ошиблась, ты не шуба, ты дуб. Кто ж еще может выкупаться в неудачном эксперименте и оставить свою шубу не тронутой. Ну, почти, - с сомнением добавила она.
Грейбек с подозрением уставился на нее.
- Ты в мертвой воде искупался. И осталось у тебя часа два. Подкожное кровоизлияние убивает. Медленно, но верно. Итак, ваше последнее желание?
- Аделаида! - в реве оборотня слышалась такая ярость.
- Не смотри на меня так. И не кричи. Пошутить, что ли нельзя? - Аделаида рассмеялась. - Самое страшное – рана, я уже залечила. Полежишь недельку в кровати и все. Был бы человеком – помер бы еще в лесу. Там Габи, кстати, развлекается. Да не дергайся ты! Он же кицунэ! Что ему эти химеры сделают? Погоняет их по лесу и вернется.
_*__*_
Габи радостно скалился, мчась в сторону леса. Химеры не замечали его, принимая за своего. За часть стаи. Только вот в стае на чужих партнеров не нападают! Рык вырвался из горла. Эти твари за все заплатят!
Лес принял огонь в свои объятия весьма не лестно. Но что могли сухие ветки сделать пламени? Они бессильно хлестали по ярко рыжим лепесткам, превращаясь в пепел, и серым снегом опускались на землю. Химеры уже не пропускали мимо себя. Они нападали. Но как-то не уверенно. Словно сомневаясь в чем-то. Словно не веря, что часть стаи может напасть. А стая – это единый организм.
Габриэль прижался к земле, выжигая под собой траву и плодородную почву. По воздуху поплыл запах тления и гнили. Тварюшки уже не сомневались, они обходили вокруг, прицеливаясь. Если палец покрыла гангрена – убирают всю руку.
Одна из химер прыгнула вперед. Ее лианы сгорели, но она все равно попыталась атаковать. Будто доказывая что-то. Вот только что и кому? Впрочем, без разницы. Именно она пронзила оборотня!
Кицунэ осторожно втянул пламя. Пусть подойдет поближе – больнее умрет. И словно в ответ на его мысли она бросилась. Огонь тут же вспыхнул ореолом, выжигая еще больше земли. Трава давно истлела. Химера закричала. Страшно, пронзительно. Так, словно она живой человек. И ей в ответ закричали остальные. Почти оглушительно. Почти на ультразвуке.
Габи зажал уши лапами, прикрывая чувствительные барабанные перепонки. Если живой огонь нельзя задеть, значит, его можно оглушить и тихо-тихо притопить. Если сможешь подойти. Об этом умные существа явно не знали. Как и о том, что когда кицунэ спит или вырубается – он теряет контроль над своим пламенем. Именно поэтому их пещеры напоминаю собой стеклянные чаши.
Химера отползла, волоча поджаренную лапу. Чуткие носы сразу почувствовали запах горелой плоти. Такой… сладкой. Часть тварей временно выбыла из боя. Как только наедятся – сразу вернуться. Но к тому времени Габи уже разберется с оставшимися. Даже быстрее. С их-то безбашенностью. Но не безмозглостью. Химеры – умные особы. Только слишком самонадеянные.
Габриэль зашипел. В бой!
_*__*_
Фенрир смотрел выжидающе, почти как хищник в засаде. Только хищник нападать может, а эта шубка – нет.
- Ну что ты на меня уставился? Ничего нового не найдешь, гарантирую. Я за два часа не меняюсь. А если хочешь побольше узнать про озеро – лежи и молча кушай. Тебе сейчас полезно.
Оборотень выразительно закатил глаза и притянул столик. Не обращая никакого внимания на вилки, ножи и ложки, начал выгребать мясо прямо руками. Аделаида покачала головой. Сейчас простит, потом отобьет ему руки.
- Так вот, варвар, озеро носит название вечно ледяного. И не просто так: сколько не грей в нем воду, ее температура никогда не поднимется. Почему – никто не знает. Озеро появилось из-за ошибки моего предка. Оно испускает эманации Смерти и иногда открывает проход в Инферно. Бороться с ним невозможно. Адское Пламя только понижает его температуру. При этом оно никогда не покрывалось льдом. Его воздействие на разные расы магического мира различно. Для магглов это просто вода, с повышенным содержанием серебра. В этом и состоит парадокс, оно убивает все, что имеет в своей природе магию и лечит все остальное. Оборотни – тема отдельная. Они несут в своей крови биологическую мутацию магической основы. В вашем организме вода просто… взрывается. Но лечить это можно. Либо специально зелье, либо очень сильный организм.
Аделаида покачала головой, смотря на заснувшего оборотня. Тот не дослушал всего пару слов. Энергия закончилась, теперь он будет спать не менее суток. Леди встала и расправила платье. Жестом отправила домовика на кухню вместе с пустым подносом и чистыми вилками.
_*_*_
Аделаида спокойно наблюдала за выгорающей опушкой леса. Горит – это хорошо. В последнее время Чаща стала слишком нагла. Она расползалась! И уже занимала не только оговоренную территорию, но многие лиги вокруг. А Ааран ничего не мог сделать. Магу с лесом не бороться. А вот маленькому лису – легко и просто, как оказалось. Стоит только хорошенько разолить. Нет, Леди Гойл не хотела отправлять своего сына, но раз уж так сложились обстоятельства – и излишки силы выпустит, и отомстит, и Чащу припугнет. Одни плюсы! К тому же мальчик – кицунэ. По древним легендам они считались Богами.
Вот только беспокойство не отпускало. Даже точное знание превосходства Габриэля не останавливало сердце от глупой боли.
- Мам, что происходит? - тихий вопрос Грегори отвлек Леди от тяжких дум.
- Габи развлекается, - Аделаида натянуто улыбнулась. В груди тоже что-то натягивалось.
- Маааам, я серьезно.
- Я тоже, малыш.
- Я не малыш!
- Гм. Да? Не замечала, - женщина гнала пугающие мысли. - Вырос за последние два дня?
- Мама! Что с Габи и Фенриром?!
- Грегори! Не кричи на меня! Все с этой шавкой драной в порядке! Просто из-за него Габриэль рискует и слишком сильно!
Мальчик удивленно взглянул на мать и перевел взгляд на окно. Оно не менялось, а вот картинка за ним – слишком быстро. Глаза человека не успевали уследить за слишком быстрыми передвижениями брата и его противников. Лес уже не мешал. Он осел седой шапкой на все, что было вокруг. Леди рефлекторно отметила, что нужно будет покупать плодородную почву. Лучше у магглов. Их черную магию не пропускает.
- Мама! - вскрик Грегори вырвал женщину из раздумий. Короткий взгляд в окно - и она уже несется по удивительно коротким галереям поместья. Домовики что-то щебечут, но она пробегает мимо и даже сбивает кого-то с ног. Все потом!
Двор встретил запахом гари и тихими поскуливаниями лисенка. Сейчас он не походил на то чудовище, что еще минуту назад безжалостно выжигало лес. Сейчас это был просто напуганный зверек, жаждущий ласки и защиты. Удивительный контраст.
Быстрый осмотр повреждений показал, что ничего опасного нет. Даже царапин и синячков, что Габи получил позавчера, бегая по саду.
От автора: глава посвящена особо наглому читателю. Выздоравливай!


От автора: извиняюсь перед теми, чьи комментарии удалила. Свою ошибку учла. Если есть желание – восстановите, пожалуйста! Мне бы было очень приятно! Да, главы – сворачиваются. Поэтому, если есть желание комментировать – в первые части глав. Я их выкладываю кусками и так же продолжу. Гавы будут делиться на огрызки по три-четыре. Все комменты – в первый. Извините, у меня просто нет времени на то, что бы печатать длинные по долгу. А вы, мои читатели, уже поняли, что делаю я это действительно долго. Примерно через часик выложу еще кусочек.
____
Аделаида прижимала к себе Габи и тихонько раскачивалась. Он все еще был лисом, но больше не напоминал то чудовище, что неслось к лесу. Даже огонь больше не полыхал. Сейчас к груди усталой женщины прижимался ребенок. Ее ребенок! И плевать, что он не человек и убил сейчас пол леса. Плевать! Он испуган – это самое главное.
- Милая, - ласковый голос мужа пробился как через воду. - Отпусти Габриэля. Его нужно осмотреть и обработать раны, если они есть. Да ты же его просто задушишь!
Леди не освободила руки, но чуть ослабила их и убрала магию, чтобы дать мужу осмотреть малыша. Но отпустить? Нет! Ни за что! Ааран взмахнул палочкой и прошептал сканирующее заклинание. Голубая сеточка прошлась по маленькому телу, чуть задевая саму Аделаиду.
- С ним все в порядке, - обратился он к кому-то. - Физических повреждений нет, но психические… Я лучше промолчу. И так все видно.
- Милая, идем. Никто не собирается забирать у тебя Габи, - обратился к женщине Лорд. Аделаида попыталась встать, но накатившая слабость заставила ее тяжело осесть на землю. Сильные руки подхватили женщину, и она без сил откинулась на чье-то плечо, ослабевшими руками прижимая к себе лисенка. Тот, кажется, уже спал.
Голоса мужа и семейного врача доходили слабо, урывками. Как будто на голову уложили пуховую подушку. Бок грело маленькое пушистое тело. Леди Гойл выдохнула. Маленький Габриэль рядом, и его никто не собирается забирать.
- Леди, вы очнулись? - злобный буравчик врезался в череп вместе с ласковым поглаживанием. Шипение сорвалось с обкусанных куб, обжигая их.
- Не трогайте пока ее. Перерасход магической энергии никогда не заканчивается незаметно. Любые прикосновения вызывают страшнейшую боль, - мистер Фузишен отвел руку Аарана. - Это связано с тем, что аура стремится восстановить свои объемы и тянет энергию из окружающего мира по средствам нервных окончаний.
- Надолго это?
- Зависит от ядра магии. Чем больше – тем дольше. Аделаида – уникум. Ее магическое ядро непропорционально большое в сравнении с магическими каналами. Как долго продлится восстановление у нее – неизвестно. Аура делает все возможное, но вы должны понимать, что она была на грани смерти и неизвестно, что удержало ее в этом мире.
Голоса все отдалялись, принося облегчение измученным ушам.
Женщина сама не заметила, как провалилась в тяжелый омут сна.
_*__*_
Тьма ужасно волновалась. Ей, как темному божеству, еще ни разу не приходилось удерживать магов грани. Отправлять их туда – не раз и даже не два. Но удерживать! Светлому сделать это невероятно легко. В его сути. А вот темному… Невероятный расход силы. И все ради Габи!
Тьма присела на край кровати. Ее магия сразу же потянулась к больной женщине, стремясь разрушить хрупкие каналы души. Девушка с невероятным трудом заставила их отдавать энергию, а не выкачивать ее.
Тихое шебуршание привлекло внимание Вечной. Под боком уснувшей тяжелым сном женщины лежал маленький лисенок. Тьма радостно улыбнулась. Как же хорошо, что у моего малыша есть такой защитник!
Ласковые руки вытянули пискнувшего кицунэ. Черный комочек меха обижено пыхтел, пытаясь вернуться к утраченному теплу. Улыбка медленно сползла с губ девушки. Один из черных отростков* накрыл лоб и виски лисенка. Тьма нахмурилась, притягивая его на колени и опутывая еще большим количеством щупалец.
Разум Габи был скрыт. На поверхность вылезли голые инстинкты. И, как его восстановить, Вечная не знала. Точнее, она знала, кто может это сделать, но обращаться за помощью к нему… Габи и так плохо. А он может сделать еще хуже… Или восстановит его… Но, несмотря ни на что, рисковать не хотелось. Ведь если ничего не получится – Габриэль не просто умрет. Исчезнет его душа. И тут уж никто не поможет.
Тьма отчаянно тряхнула головой. Если ничего не изменится, она сама пойдет к нему. Сама попросит и сама заплатит! Габи не может страдать из-за ее глупостей.
_*__*_
Аделаида с трудом смогла приподняться. Перед глазами все мутилось и ужасно хотелось пить. Но еще больше – найти и прижать к себе Габи. Да, точно. Этого хотелось много больше.
- Леди! - чей-то вскрик заставил женщину поморщиться и упасть на подушки. Голова болезненно загудела, и в ней явно раздался звон.
- Тише, - затухающий шепот прошелся по связкам, как терка по морковке. От горла тоже только стружка. Сравнение, пришедшее ей в голову, удивило женщину. Она готовила очень редко.
- Воды?
Слабый кивок и Аделаиду тут же ласково приподняли за плечи, давая напиться. Живительная влага принесла несравненное облегчение.
- Там восстанавливающее зелье, Леди.
Женщина наконец узнала говорившего. Да и сложно не узнать. «Леди». Так к ней обращался один единственный человек на всем свете. Ее отец.
_*__*_
Женщина наконец узнала говорившего. Да и сложно не узнать. «Леди». Так к ней обращался один единственный человек на всем свете. Ее отец.
– Леди, аккуратнее надо быть, - все тот же ласковый голос отца. Сильные руки помогли устроиться на подушках удобнее, и Аделаида наконец смогла сосредоточить взгляд. До этого перед глазами все размывалось.
- Папа, как ты здесь?..
- Оказался? - мужчина весело рассмеялся. - Вот вроде уже взрослая женщина, сына имеешь, оборотня поучаешь, а ума иногда как у пятилетки. Я твой ОТЕЦ.
Леди Гойл все также непонимающе смотрела на мужчину.
- Точно ребенок, - нежная усмешка коснулась его губ. - Даже если ты перешла в род мужа, связь не разорвалась. Вспомни это исключение.
- Если только один родитель жив…
- Да, малышка, - женщина грозно нахмурилась на отца, - если жив только один родитель, магическая связка родитель-ребенок не разрывается ни при каких обстоятельствах. Ослабляется – да, но ни в коем случае не разрывается. В детстве я чувствовал каждую твою царапинку. Сейчас до меня дошел зов. Понимаешь, малышка? Зов, не просто отклик твоих ощущений, а зов.
Аделаида устало прикрыла глаза. Что же с ней такое случилось, что отец получил зов? Зов, это не просто отклик. Это крик умирающей души, теряющей последние силы. Это последняя возможность спасти не просто жизнь, а дух. Суть любого существа на земле.
- Не только я его почувствовал.
- Что?
- Не только я почувствовал твой зов, - повторил мужчина, чего раньше никогда не делал. Не услышал с первого раза – твоя беда. Внимательнее надо быть.
- Не только я. Сущность, невероятно сильная сущность. Именно она тебя и спасла. Кстати, что за животное в твоей кровати? - эти слова он сказал уже более грозно, поднимая черный комок меха за шкирку.
- Габи! - силы разом появились. Их даже хватило на то, что бы выдернуть кицунэ из крепкого захвата.
- Это не животное! Разве не видишь? - и в доказательство разложила перед отцом все восемь хвостов. - Кицунэ, мой племянник вообще-то. Но все равно, мой сын!
- Не смеши, - отмахнулся мужчина. - В нем разума не больше, чем в обычной лисице.
_*__*_
Напряженная тишина наполнила комнату.
- Быть не может… - Леди притиснула к груди лисенка. - Типли!
Тут же рядом с кроватью появился домовик.
- Госпожа…
- Аарана сюда! И быстро!
Эльф исчез, ни слова не говоря. Уже через минуту распахнулась дверь в спальню, и на пороге застыл Лорд Гойл.
- Аделаида, что случилось? В чем причина такой паники?
- Отец говорит, что Габи – просто животное! Что разума в нем не больше, чем в обычном лисе! Я проверила…- женщина судорожно всхлипнула, - это правда.
Ааран застыл на пороге, а отец в непонимании переводил взгляд с дочери на зятя. В его голове никак не могло уложиться то, о чем говорит его малышка. Какой кицунэ?! Их не было в роду уже больше пяти столетий. Неужели его маленькая Леди сошла с ума из-за перенапряжения магического ядра?
- Лорд, Аделаида не врет. Пять лет назад в нашем доме появились два оборотня с ребенком-анимагом на руках, - в голосе мужчины скользило напряжение. - Нужна была помощь, и я не посмел отказать. На то была возможность. Магия алтаря очень странно отреагировал на ребенка. Образовался силовой кокон, что может случиться только с родственниками. Я проверил родовой гобелен, и ребенок оказался сыном моей, как считалось, умершей сестры. Мы воспитали его как своего сына, тем более, что в нем проснулось наследие – мальчик оказался кицунэ.
Мужчина замолчал, принимая из лапок эльфа стакан воды, дабы смочить горло. Через минуту он продолжил.
- Фенрир, один из крестных Габриэля, - пояснил Ааран, - по какой-то причине сбежал в черный лес. Возвращаясь из столь опасного приключения, он где-то подцепил химер, и они напали на него. Ему удалось выбраться из леса, но его уже за пределами ранили. Это видел Габриэль и захотел мести. Мы не решились останавливать. Что могут сделать химеры восьмихвостому кицунэ? Фенрира удалось вылечить, несмотря на то, что он искупался в мертвом озере.
- Весьма опрометчивое решение, - прокомментировал последнюю фразу старший Лорд*.
- Согласен. Габи вернулся из леса без единой царапины, но с очень серьезными нарушениями в психике. Аделаида не хотела его отпускать, я не настаивал. Тем более, что она дала его просканировать и напоить всеми необходимыми зельями. Через час прибыли вы.
В комнате установилась напряженная тишина. Отец Аделаиды откинулся на мягкую спинку кресла, что-то напряженно обдумывая.
- Но сейчас я ощущаю его простым лисом. Не более. Даже без отголоска силы, - Лорд Раен замолчал. - Хотя… - задумчивость скользила в его голосе. - Возможно, что это последствие травмы. Ребенок подумал, что стал чудовищем, а мстящий кицунэ – чудовище, не нужен матери, и магия, исполняя его желание, заблокировала рассудок, оставляя голые инстинкты. Да, так и есть, если вы мне нигде не соврали.
- А ему можно помочь? - раздался голос молчавшей до этого Аделаиды.
- Можно, конечно. Это не единственный случай в истории. Только времени потребуется – чуть меньше года. Грегори в школу пойдет один.
_*__*_
Тьма облегченно выдохнула. Она никогда не сомневалась в этом полукровке. Несмотря на то, кто его мать**.
* старший Лорд - тот, кто сильнее магически и чаще всего старше по возрасту.
** мать - весьма условно. В этом фике жуткая помесь из разных мифологий мира.
*имеется в виду магия Тьмы.
lisologa.ru/uploads/fox_art/3_kitsune/2.jpg
picolove.ru/images/pictures/photos/234/resized_...
От автора: в моей группе появилось небольшое голосование. Пожалуйста, зайдите не поленитесь! От этого зависит тематика продолжения фика. vk.com/club57868631